Эксперимент зимбардо: идеологическая обработка обществом

Эксперимент Зимбардо: идеологическая обработка обществом

Исследование было направлено на изучение конформизма в группах. Студентов-добровольцев приглашали якобы на проверку зрения. Испытуемый находился в группе с семью актерами, чьи результаты не учитывались при подведении итогов. Молодым людям показывали карточку, на которой была изображена вертикальная линия. Потом им показывали другую карточку, где было изображено уже три линии — участникам предлагалось определить, какая из них соответствует по размеру линии с первой карточки. Мнения испытуемого спрашивали в самую последнюю очередь.

Подобная процедура проводилась 18 раз. В первые два захода подговоренные участники называли правильные ответы, что было несложно, поскольку совпадение линий на всех карточках было очевидным.

Но затем они начинали единогласно придерживаться заведомо неверного варианта. Иногда одному или двум актерам в группе указывали 12 раз выбирать правильные варианты.

Но, несмотря на это, испытуемые испытывали крайний дискомфорт от того, что их мнение не совпадало с мнением большинства.

В итоге 75% студентов хотя бы один раз не были готовы выступить против мнения большинства — они указывали на ложный вариант, несмотря на очевидное визуальное несоответствие линий.

37% всех ответов оказались ложными, и только один испытуемый из контрольной группы в тридцать пять человек допустил одну ошибку.

При этом, если участники группы расходились во мнениях или же когда независимых испытуемых в группе было двое, вероятность совершения ошибки снижалась в четыре раза.

Люди сильно зависят от мнения группы, в которой находятся. Даже если оно противоречит здравому смыслу или нашим убеждениям, это не значит, что мы сможем ему противостоять. Пока существует хотя бы призрачная угроза осуждения со стороны окружающих, нам бывает намного легче заглушить свой внутренний голос, чем отстаивать свою позицию.

Эксперимент Зимбардо: идеологическая обработка обществом

Притча о добром самаритянине рассказывает о том, как путник безвозмездно помог на дороге израненному и ограбленному человеку, мимо которого проходили все остальные. Психологи Дэниеэл Бастон и Джон Дарли решили проверить, как сильно подобные нравственные императивы влияют на поведение человека в стрессовой ситуации.

Одной группе студентов семинарии рассказали притчу о добром самаритянине и затем просили прочитать проповедь о том, что они услышали в другом здании кампуса.

Второй группе было поручено подготовить речь о различных возможностях для устройства на работу. При этом некоторых из испытуемых просили особенно торопиться на пути к аудитории.

По дороге из одного здания в другое студенты встречали на пустой аллее лежавшего на земле человека, который выглядел так, словно он нуждался в помощи.

Выяснилось, что студенты, готовившие на пути речь о добром самаритянине, реагировали на подобную экстренную ситуацию так же, как и вторая группа испытуемых — на их решение влияло исключительно ограничение времени.

Только 10% семинаристов, которых попросили прийти в аудиторию как можно скорее, оказали незнакомцу помощь — даже если незадолго до этого они услышали лекцию о том, как это важно помогать ближнему в тяжелой ситуации.

Мы можем с удивительной легкостью отказываться от религии или любых других этических императивов, когда нам это выгодно. Люди склонны оправдывать свое безразличие словами «это меня не касается», «я все равно ничем не смогу помочь» или «здесь справятся без меня». Чаще всего это происходит не во время катастроф или кризисных ситуаций, а в ходе обыденной жизни.

Эксперимент Зимбардо: идеологическая обработка обществом

В 1964 году преступное нападение на женщину, которое повторилось дважды в течение получаса, закончилось ее смертью на пути в больницу.

Свидетелями преступления стало более десятка человек (в своей сенсационной публикации журнал Time ошибочно указывал на 38 человек), и тем не менее никто не удосужился отнестись к происшествию с должным вниманием.

По мотивам этих событий Джон Дарли и Биб Латейн решили провести свой собственный психологический эксперимент.

Они пригласили добровольцев поучаствовать в дискуссии. Уповая на то, что обсуждаться будут крайне деликатные вопросы, согласившимся участникам предлагалось общаться удаленно — при помощи переговорных устройств. Во время разговора один из собеседников симулировал эпилептический припадок, который можно было явственно распознать по звукам из спикеров.

Когда разговор проходил один на один, 85% испытуемых живо реагировали на случившиеся и пытались оказать пострадавшему помощь. Но в ситуации, когда участник эксперимента полагал, что кроме него в разговоре участвует еще 4 человека, только у 31% находились силы, чтобы сделать попытку как-то повлиять на ситуацию.

Все остальные считали, что этим должен заниматься кто-то другой.

Если вы думаете, что большое число людей вокруг обеспечивает вашу безопасность, — это совсем не так. Толпа может быть безразлична к чужой беде, особенно когда в трудную ситуацию попадают люди из маргинальных групп. Пока рядом есть кто-то еще, мы с радостью перекладываем на него ответственность за происходящие.

Эксперимент Зимбардо: идеологическая обработка обществом

Военно-морской флот США хотел лучше понять природу конфликтов в его исправительных учреждениях, поэтому ведомство согласилось оплатить эксперимент поведенческого психолога Филиппа Зимбардо. Ученый оборудовал подвал Стэндфордского университета как тюрьму и пригласил мужчин-добровольцев, чтобы те примерили на себя роли охранников и заключенных — все они были студентами колледжей.

Участники должны были пройти тест на здоровье и психическую устойчивость, после чего по жребию были разделены на две группы по 12 человек — надсмотрщики и заключенные. Охранники носили форму из военного магазина, которая копировала настоящую форму тюремных надсмотрщиков.

Также им были выданы деревянные дубинки и зеркальные солнцезащитные очки, за которыми не было видно глаз. Заключенным предоставили неудобные одежды без нижнего белья и резиновые шлепанцы. Их называли только по номерам, которые были пришиты к форме.

Также они не могли снимать с лодыжек маленькие цепочки, которые должны были постоянно напоминать им об их заключении. В начале эксперимента заключенных отпустили домой. Оттуда их якобы арестовывала полиция штата, которая содействовала проведению эксперимента.

Они проходили процедуру снятия отпечатков пальцев, фотографирования и зачитывания прав. После чего их раздевали догола, осматривали и присваивали номера.

В отличие от заключенных, охранники работали посменно, но многие из них в ходе эксперимента с удовольствием выходили на работу сверхурочно. Все испытуемые получали $15 в день ($85 долларов c учетом инфляции при пересчете для 2012 года).

Сам Зимбардо выступил как главный управляющий тюрьмы. Эксперимент должен был продлиться 4 недели.

Перед охранниками ставилась одна-единственная задача — обход тюрьмы, который они могли проводить так, как сами того захотят, но без применения силы к заключенным.

Уже на второй день узники устроили бунт, во время которого они забаррикадировали вход в камеру при помощи кроватей и дразнили надзирателей. Те в ответ применили для успокоения волнений огнетушители.

Вскоре они уже заставляли своих подопечных спать обнаженными на голом бетоне, а возможность воспользоваться душем стала для узников привилегией.

В тюрьме начала распространяться ужасная антисанитария — заключенным отказывали в посещении туалета за пределами камеры, а ведра, которые они использовали для облегчения нужды, запрещали убирать в качестве наказания.

Садистские наклонности проявил каждый третий охранник — над арестантами издевались, некоторых заставляли мыть сливные бочки голыми руками. Двое из них были настолько морально травмированы, что их пришлось исключить из эксперимента.

Один из новых участников, пришедший на смену выбывшим, был настолько шокирован увиденным, что вскоре объявил голодовку. В отместку его поместили в тесный чулан — одиночную камеру. Другим заключенным предоставили выбор: отказаться от одеял или оставить смутьяна в одиночке на всю ночь.

Своим комфортом согласился пожертвовать только один человек. За работой тюрьмы следило около 50 наблюдателей, но только девушка Зимбардо, которая пришла провести несколько интервью с участниками эксперимента, возмутилась происходящим.

Тюрьма в Стэмфорде была закрыта спустя шесть дней после того, как туда запустили людей. Многие охранники выказывали сожаление о том, что эксперимент закончился раньше времени.

Люди очень быстро принимают навязываемые им социальные роли и настолько сильно увлекаются собственной властью, что грань дозволенного по отношению к другим стирается у них стремительно быстро.

Участники Стэнфордского эксперимента не были садистами, они были самыми обычными людьми. Как и, возможно, многие нацистские солдаты или надсмотрщики-истязатели в тюрьме Абу-Грейб.

Высшее образование и крепкое психическое здоровье не помешало испытуемым применить насилие к тем людям, над которыми они имели власть.

Эксперимент Зимбардо: идеологическая обработка обществом

Во время Нюрнбергского процесса многие осужденные нацисты оправдывали свои действия тем, что они просто выполняли чужие приказы.

Воинская дисциплина не позволяла им ослушаться, даже если сами указания им не нравились.

Заинтересованный этими обстоятельствами Йельский психолог Стэнли Милгрэм решил проверить, как далеко могут зайти люди в причинении вреда другим, если это входит в их служебные обязанности.

Участников эксперимента набрали за небольшое вознаграждение среди добровольцев, ни один из которых не вызывал опасений у экспериментаторов. В самом начале между испытуемым и специально подготовленным актером якобы разыгрывались роли «ученика» и «учителя», причем испытуемому всегда доставалась вторая роль.

После этого актера-«ученика» демонстративно привязывали к креслу с электродами, а «учителю» давали ознакомительный разряд тока в 45 В и отводили в другую комнату. Там его усаживали за генератором, где были расположены 30 переключателей от 15 до 450 В с шагом в 15 В.

Под контролем экспериментатора — человека в белом халате, который все время находился в комнате, — «учитель» должен был проверять запоминание «учеником» множества пар ассоциаций, которые были зачитаны ему заранее. За каждую ошибку тот получал наказание в виде разряда тока. С каждой новой ошибкой разряд увеличивался.

Группы переключателей были подписаны. Завершающая подпись сообщала следующее: «Опасно: трудно переносимый удар». Последние два переключателя находились вне групп, были графически обособлены и помечены маркером «X X X».

«Ученик» отвечал при помощи четырех кнопок, его ответ обозначался на световом табло перед учителем. «Учителя» и его подопечного разделяла глухая стена.

Если «учитель» колебался при назначении наказания, экспериментатор, чья настойчивость увеличивалась по мере увеличения сомнений, с помощью специально заготовленных фраз убеждал его продолжать. При этом он ни в коем случае не мог угрожать «учителю».

По достижении 300 вольт из комнаты «ученика» были слышны явственные удары в стенку, после этого «ученик» прекращал отвечать на вопросы. Молчание в течение 10 секунд трактовалось экспериментатором как неправильный ответ, и он просил увеличивать мощность удара.

На следующем разряде в 315 вольт еще более настойчивые удары повторялись, после чего «ученик» прекращал реагировать на вопросы.

Чуть позже, в другом варианте эксперимента комнаты не были так же сильно звукоизолированны, а «ученик» заранее предупреждал, что у него проблемы с сердцем и дважды — на разрядах в 150 и 300 вольт жаловался на плохое самочувствие.

В последнем случае он отказывался продолжать свое участие в эксперименте и начинал громко вскрикивать из-за стены, когда ему назначались новые удары. После 350 В он прекращал подавать признаки жизни, продолжая получать разряды тока. Эксперимент считался законченным, когда «учитель» трижды применял максимально возможное наказание.

65% всех испытуемых дошли до последнего переключателя и не останавливались, пока их не просил об этом экспериментатор.

Лишь 12,5% отказывались продолжать сразу после того, как жертва первый раз стучала в стену — все остальные продолжили нажимать на кнопку даже после того, как из-за стены переставали поступать ответы.

Позже этот эксперимент проводился еще много раз — в других странах и обстоятельствах, с вознаграждением или без, с мужскими и женскими группами — если базовые основные условия оставались неизменными, не меньше 60% испытуемых доходило до конца шкалы — несмотря на собственный стресс и дискомфорт.

Даже будучи сильно подавленными, вопреки всем прогнозам экспертов, подавляющее большинство испытуемых было готово проводить через незнакомого человека смертельные удары током только из-за того, что рядом находился человек в белом халате, который говорил им это делать. Большинство людей удивительно легко идет на поводу у авторитетов, даже если это влечет за собой разрушительные или трагичные последствия.

Источник: https://theoryandpractice.ru/posts/7413-5-psikhologicheskikh-eksperimentov-kotorye-proyavili-khudshie-storony-chelovechestva

Разоблачение Стэнфордского тюремного эксперимента — КритМышь

Утром 16 августа 1971 года трое заключенных забаррикадировались в своей камере и отказались выходить. Они смеялись и оскорбляли охранников, наблюдая за ними через решетку в двери. Охранники вызвали подкрепление и в итоге смогли подавить бунт, отогнав заключенных от двери огнетушителем. Заключенных заставили спать на полу и запретили ходить в туалет.

Охранники подавляют «восстание»

Спустя 4 дня после этого Стэнфордский тюремный эксперимент был прекращен досрочно и стал классикой экспериментальной психологии.

В начале лета журналист Бен Блум опубликовал статью с жесткой критикой тюремного эксперимента. Я изучил доступные материалы и предлагаю вам разобраться, что же происходило в подвале Стэнфорда в далеком 1971 году и обсудить, почему самый известный эксперимент за всю историю психологии, возможно, является постановкой.

КАК ВСЁ БЫЛО

Всё началось с объявления в студенческой газете:

Эксперимент Зимбардо: идеологическая обработка обществом

Объявление в Стэнфордской газете

Требуются студенты мужского пола для участия в психологическом исследовании о тюремной жизни. Оплата — 15$ в день. Продолжительность — одна-две недели, начиная с 14 августа. Для дополнительной информации и записи подходите в кабинет 248, Джордан Холл, Стэнфордский университет.

На объявление откликнулось больше 70 человек. Из них, после интенсивных психологических тестов, отобрали 24 самых обычных студентов без отклонений в психическом и физическом развитии.

В итоге получилось по 12 человек в группе: 9 «охранников», 9 «заключенных» и по 3 запасных человека в двух группах. В ходе эксперимента использовали двух запасных заключенных и одного охранника.

То есть, за всё время через эксперимент прошел 21 человек: 11 заключенных и 10 охранников.

ЧУЛАН ОДИНОЧНОГО СОДЕРЖАНИЯ

Филипп Зимбардо — главный автор эксперимента, вместе с коллегами соорудил в подвале Стэнфордского психологического отдела некоторое подобие тюрьмы. Отсек коридора, шириной меньше двух метров, стал тюремным “двориком”.

Из трех комнат, выходящих во “двор”, вынесли всю мебель, а двери заменили на решетки — это “камеры”. Во время эксперимента в них не было ничего, кроме лежанок для “заключенных”. Служебное помещение неподалеку переоборудовали в комнату охраны.

Шкаф для технического инвентаря размером 70 на 70 сантиметров служил в качестве “камеры-одиночки”.

Эксперимент Зимбардо: идеологическая обработка обществом

Экспериментальная тюрьма

Заключенных в день начала эксперимента арестовали настоящие сотрудники полиции. Их привозили в отдел, оформляли, снимали отпечатки пальцев, а затем, с повязками на глазах увозили в экспериментальную тюрьму.

Там их раздевали догола в тюремном “дворике”, обрабатывали спреем, переодевали в свободные балахоны с номером на груди, сковывали одну ногу символической цепью, а на голову натягивали “шапку” из чулок, после чего кидали в камеру.

К обеду в тюрьме был полный комплект из 9 заключенных, по трое в каждой камере.

Охранники дежурили сменами по три человека. Одна смена длилась 8 часов. Одеты они были в костюмы цвета хаки, носили деревянные дубинки и солнечные очки. Так заключенные не могли смотреть им в глаза.

Ни одна из групп, по словам экспериментаторов, не получала указания о том, как играть свои роли.

МОНСТР ВНУТРИ

Далее события развивались очень стремительно. Заключенные бунтовали, подняли восстание, которое жестко подавлялось охраной. Без физического насилия, но с применением подручных средств вроде огнетушителя.

Со временем охранники становились все более жестокими, а заключенные все более пассивными и послушными. В итоге эксперимент прекратили на шестой день. Жестокость охранников перешла все мыслимые этические границы.

Вывод: человек склонен проявлять жестокость, обладая властью, вне зависимости от личных качеств. Монстром может стать любой.

Читайте также:  Гиппофобия – боязнь лошадей: причины и методы лечения

Но что, если жестокость охранников — это не уродливое проявление их внутреннего садизма, а всего лишь манипуляция экспериментатора? У нас есть серьезные основания полагать, что мы имеем дело именно с манипуляцией.

КАК ВСЁ БЫЛО НА САМОМ ДЕЛЕ

Идея подобного эксперимента пришла в голову не самому Зимбардо, а его ученику Дэвиду Джаффи.

Он провел пробный эксперимент за несколько месяцев до основных событий: устроил “тюрьму” в студенческом общежитии со строгими правилами и разделением на охранников и заключенных. В результате многие друг с другом поругались.

Этот опыт впечатлил профессора Зимбардо и вдохновил на более массовое воспроизведение исследования. Джаффи пригласили на роль “смотрителя”, и он фактически был соавтором эксперимента.

Благодаря Блуму у нас теперь есть доступ к архивным документам Стэнфорда, среди которых — записки Джаффи, которые он делал по ходу эксперимента. Вот отрывок оттуда:

Я считаю, что без правил, без грубости и хоть немного реалистичного поведения охранников, симуляция больше походила бы на летний лагерь, чем тюрьму.

Более того, еще до моего прихода, Зимбардо предполагал, что самой сложной проблемой будет заставить охранников вести себя как охранники.

Меня попросили предложить тактику, основанную на моем предыдущем опыте в качестве главного садиста (речь о его предварительном эксперименте, — прим.автора) и, когда я прибыл в Стэнфорд, мне поручили попытаться добиться “жесткого” поведения от охранников.

Из записки следует, что Джаффи осознано манипулировал поведением охранников, с целью добиться “жесткости”. Это же подтверждается аудиозаписями.

ВЕДИ СЕБЯ КАК СВИНЬЯ

По просьбе Зимбардо, Джаффи поговорил с охранником Джоном Марком о его слишком мягком поведении и неактивном участии в процессе. Их разговор длился около 20 минут и был записан на пленку. Послушайте синхронный перевод части их разговора.

https://critmouse.ru/wp-content/uploads/2018/07/разговор_с_охранником.mp3

В ходе разговора Джаффи говорит Марку: «представь, как ведут себя свиньи и веди себя так же» и намекает, что от его поведения зависит успех эксперимента.

При чем, излагая суть эксперимента, Джаффи убеждает охранника, что они изучают влияние тюрьмы и жестокого обращения на обычных людей. Говорит, что это очень важно и позволит начать реформирование тюремной системы.

То есть, Джаффи дает охраннику мотив действовать жестоко — всё ради науки и светлого будущего.

Здесь стоит остановится и отметить, что в 80-е годы в США было очень много случаев насилия и убийств в тюрьмах. Эта тема была на слуху и волновала многих американцев.

Меньше, чем через месяц после окончания эксперимента произошел крупный бунт в тюрьме “Аттика” в штате Нью-Йорк. Тогда погибло 43 человека: 33 заключенных и 10 охранников.

Поэтому мотивация помочь в эксперименте, внести свой вклад в разрешение тюремной ситуации, должна была быть довольно сильной.

Эксперимент Зимбардо: идеологическая обработка обществом

Внутренний двор американской тюрьмы

К слову сам Джон Марк, которого убеждают быть “жестким”, решил участвовать в Стэнфордском тюремном эксперименте, потому что попался с наркотиками в аэропорту. Полиция его тогда отпустила, но страх оказаться в тюрьме сильно повлиял на Джона. Соглашаясь на участие в эксперименте он хотел почувствовать каково это — оказаться в тюрьме. Однако, ему выпала роль охранника.

ЭТО БЫЛА ИГРА

“Господи, я горю внутри. Разве вы не знаете?”, — Дуглас Корпи переходит на крик — “Со мной что-то не так внутри! Я хочу выйти! Сейчас же!”

Заключенный 8612 был освобожден вечером второго дня из-за нервного срыва. По легенде Дуглас Корпи (настоящее имя 8612-ого) не выдержал напряжения и потерял связь с реальностью. Экспериментаторам пришлось отпустить его и взять другого заключенного на замену.

Журналист Бен Блум взял интервью у Дугласа Корпи. Тот якобы поделился с Блумом, что на самом деле он просто играл, чтобы его выпустили. Студент думал, что этот эксперимент будет отличной возможностью посидеть в одиночистве и подготовиться к экзаменам. Однако, когда он попросил выдать ему учебники вечером первого дня ему отказали.

Тогда он решил организовать «восстание» среди заключенных. Когда и это не сработало он попросил Зимбардо его освободить, чтобы он мог сдать экзамен. Зимбардо ему отказал. У 8612-ого оставался только один выход — разыграть сумасшедшего. Другими словами, никакого психоза у него не было и охранников он не боялся. Все играли свои роли.

“Это была просто работа” — цитирует его Блум.

В то же время, в документальном фильме, снятом командой Зимбардо, также есть интервью с Корпи, в котором он подтверждает изначальную версию: срыв был настоящим. Сам Зимбардо в ответ на обвинения говорит, что Корпи менял свои показания несколько раз за прошедшие 47 лет. Ученый считает, что бывший испытуемый вытесняет неприятные воспоминания.

ТЮРЕМНЫЙ ЭКСПЕРТ

Другой значимый персонаж этой истории — Карло Пресскот, бывший заключенный. Он был консультантом эксперимента. В 2005 году он опубликовал открытое письмо в Стэнфордской газете.

Пресскот пишет, что все “зверства” придуманные охранниками в эксперименте — это на самом деле пересказ его собственного опыта пребывания в тюрьме, которым он поделился с Зимбардо и его командой задолго до начала эксперимента.

Он также пишет, что в тот момент надеялся, что помогает разобраться с системой отправления наказаний, а на деле просто участвовал в театральном представлении.

Эксперимент Зимбардо: идеологическая обработка обществом

Заметка Карло Пресскота

Зимбардо отвергает эти обвинения. Он говорит, что Пресскот ничего подобного не писал. А настоящим автором заметки является обидевшийся на него режиссер Майкл Лазару (Michael Lazarou). По словам Зимбардо, режиссер мстил ему за то, что не получил права на экранизацию. Однако, мне не удалось подтвердить или опровергнуть эту информацию.

ДЖОН УЭЙН

Один охранник отличался особой жестокостью. Заключенные прозвали его Джон Уэйн за исключительную изобретательность и южный акцент. Но даже он сообщает о театральности произошедшего.

Дэйв Эшельман (настоящее имя “Уэйна”) говорит, что его поведение — не случайность. Он это планировал. Специально вел себя жестоко, чтобы «ученым было с чем работать».

«Ведь они вряд ли узнают что-то полезное, если кучка людей будет сидеть спокойно, будто в загородном клубе?», — сказал Эшельман.

Тоже самое Дэйв Эшельман говорит в интервью экспериментаторам:

«То, что написали газеты, что игра стала реальностью и что издевательства над заключенными случились естественным образом — это не правда. Я чувствовал, что для того, чтобы эксперимент удался, я должен быть весьма радикальным в своих поступках. Иначе, я думал, никаких результатов… Это была игра. Я играл роль»

Привожу здесь полную аудиоверсию этого интервью.

МЕСТО В ИСТОРИИ

Профессор Бостонского колледжа Питер Грей еще в 2013 году (до всей истории с разоблачением) писал, что в его учебнике Стэнфордского эксперимента не будет. По его словам, в эксперименте Зимбардо есть неявное требование вести себя жестоко.

О желании экспериментатора видеть именно такое поведение говорит всё, начиная от правил, которые экспериментаторы придумали (вроде обращения к заключенным по номерам и цепей на лодыжке) и заканчивая их молчаливым одобрением агрессии со стороны охранников.

В понимании Грея “эксперимент” Зимбардо и не эксперимент вовсе.

Он показал только, что если попросить людей (в неявном виде, но попросить) вести себя агрессивно ради науки, то они будут унижать своих товарищей-заключенных. Последние поначалу тоже будут подыгрывать.

Например, организовывать восстание, сопротивляться. Но потом они устанут от издевательств и станут покорно ждать, когда всё закончится. Нужен ли был для этого эксперимент?

Выводы Грея подтверждаются словами самих участников Стэнфордского тюремного эксперимента.

  Знакомый нам по аудиозаписи Джон Марк вспоминает, что Зимбардо очень старался создать напряженную обстановку (при помощи лишения заключенных сна).

Поэтому Зимбардо изначально не планировал проводить эксперимент полных 2 недели, считает Марк. Ему хотелось “громкого финального аккорда”, после которого он остановит эксперимент.

ВМЕСТО ВЫВОДА

Психолог Андрей Курпатов считает, что манипуляция экспериментатора — это часть “ситуации”. То есть на выводы эксперимента это никак не влияет. В то же время Зимбардо не признает, что такие манипуляции вообще были.

[embedyt] https://www.youtube.com/watch?v=Wvmv60AIC7s[/embedyt]

Мне кажется уместной следующая аналогия: актеры в кино довольно часто проявляют жестокость друг к другу. Они орут, дерутся, унижают своих коллег по съемкам.

Такое поведение — результат ситуации, в которой они оказались.

Но говорит ли нам это хоть что-нибудь о человеческой природе? Возможно? отличие тюремного эксперимента заключается в том, что охранники не остановились, видя, что заключенные устали играть?

После погружения в события августа 1971 года мое мнение о Стэнфордском тюремном эксперименте навсегда изменилось. Изменилось ли ваше?

А еще мы записали об этом подкаст! Послушайте его здесь.

Если вам нравится этот проект, то поддержите нас на Patreon’е.

Источник: https://critmouse.ru/razoblachenie-tjuremnogo-eksperimenta/

Стэнфордский тюремный эксперимент Зимбарда

Почему вполне нормальные люди, не имеющие садистских наклонностей, попадая в определенные обстоятельства, теряют свой человеческий облик и начинают издеваться над теми, кто не в силах себя защитить?

Ответ на этот вопрос был найден в 1971 году. Именно тогда был проведен эксперимент, который перевернул социальную психологию с ног на голову.

В одном из подвалов Стэнфордского университета Филлип Зимбардо и его коллеги по проекту создали фальшивую тюрьму.

Они также договорились с местным полицейским департаментом о произведении фальшивых арестов.

Цель эксперимента – проверить влияние данной среды на обычных людей и доказать, что внешние факторы действительно меняют среднестатистического человека с, казалось бы, нормальной психикой.

5 дней эксперимента Зимбардо

Около 70 человек добровольно согласились участвовать в эксперименте. Эти люди прошли серию психологических тестов.
Из всех добровольцев Зимбардо выбрал 24 человек, которые были самыми нормальными и самыми здоровыми.

Половина из них стала охранниками, а другая половина – заключенными. Решение о том, кто в какую группу попадет, принималось спонтанно.

Эксперимент Зимбардо: идеологическая обработка обществомАрест добровольцевСначала между людьми не было никакой разницы. Но потом охранникам выдали символы власти, такие, как:

  • Униформа;
  • Свистки;
  • Дубинки;
  • Наручники;
  • Непрозрачные солнечные очки, полностью скрывающие глаза. Очки выступили в роли маски, которая «стирает» личность и позволяет вести себя так, как хочется, а не так, как того требуют моральные нормы.

Эксперимент Зимбардо: идеологическая обработка обществом

После процедуры задержания заключенных отвели в тюрьму. Для того чтобы сломить волю людей и обезличить их, были приняты такие меры:

  • Охранники завязали заключенным глаза, раздели и одели их в халаты без нижней одежды;
  • У каждого заключенного не было имени, зато был номер, который его заменял;
  • На ноге у заключенных была цепь, напоминающая о потере свободы.

Эксперимент Зимбардо: идеологическая обработка обществомЗимбардо общается с заключеннымиСначала тюремщики, отдавая команды своим заключенным, чувствовали себя не в своей тарелке, но постепенно скованность прошла. Дэйв Эшлимент, один из охранников, решил стать более жестким, сделать так,
чтобы арестанты его слушались, и посмотреть, как далеко он может зайти.

Заключенные протестовали против некоторых приказов и ставили под удар авторитет тюремщиков. Те же, чтобы добиться общего повиновения, начали забирать одежду у арестантов и закрывать их в камерах.

Через некоторые время у одного из заключенных произошел нервный срыв, а другие просто взбунтовались: сняли свои номера, забаррикадировались в камерах и обзывали охранников. Последние же решили считать всех арестантов опасными преступниками. Они начали принимать радикальные меры и с помощью огнетушителей подавили бунт физически.

Все это произошло на второй день с начала проведения эксперимента.
С каждым днем давление охранников на заключенных увеличивалось. Они все больше и изощреннее начинали издеваться над арестантами. Еще у нескольких заключенных случился нервный срыв. На пятый день Филипп Зимбардо понял, что эксперимент вышел из-под контроля, и на следующий день закрыл его.

Эксперимент Зимбардо: идеологическая обработка обществомЭксперимент выходит из под контроля. Тюремщики развлекаются — заставляют петь им песни и отжиматься от полаХотя прошло более тридцати лет с момента проведения эксперимента Зимбардо, его результаты актуальны и сегодня. Во многих исправительных учреждениях нашей страны тюремщики, вместо того, чтобы охранять и защищать заключенных, начинают издеваться над ними.

В этих арестантах они видят не людей, а безмолвных животных, с которыми можно делать все, что угодно. И очень редко тот, кто проявляет садистские наклонности, может сопротивляться в такой ситуации.
Большинство людей, к сожалению, подчиняется авторитету вышестоящих чиновников.

Источник: http://www.videosort.ru/socialnye-eksperimenty/prison_experiment/

Технология зомбирования личности (пример методики психологического воздействия деструктивных сект)

Эксперимент Зимбардо: идеологическая обработка обществом

Внушаемость психики также можно повысить через сенсорную депривацию (помещение в абсолютно темную и звукоизолированную комнату) либо наоборот, перегрузку (скоростное бомбардирование потоками эмоционально выраженной информации, которую человек не в состоянии переварить, а потому перестает ее анализировать).

Для разрушения чувства реальности активно используются техники скрытого гипноза, к примеру, ограничение выбора. Указанная техника навязывает подчинение правилам игры, сохраняя иллюзию свободы выбора.

Так, лидер секты может сказать: «Тем, кто сомневается в истинности нашего учения, нужно знать, что такие сомнения закладываю в Вас именно я, для того, чтобы Вы поняли, что я – Ваш учитель».

Читайте также:  Что означает зеленый цвет: психология

Вербовщик говорит очередной жертве: «Если ты осознаешь, что твоя жизнь складывается как-то не так, то, отказываясь от участия в семинаре, ты позволяешь этому разладу управлять тобой».

Повышению внушаемости также весьма способствуют отрабатываемые в группе медитации, различные исповеди, групповые молитвы, сеансы психодрамы, психогимнастики, танцы под ритмичную музыку, хоровое пение. На начальных стадиях такие сеансы вполне безобидны.

Вместе с тем, по мере развития семинара либо тренинга, их интенсивность непрерывно растет. Они всегда проводятся в группе, что усиливает в участниках групповой конформизм, и лишает людей возможности уединиться и проанализировать ситуацию.

Когда жертвы психологически слабеют, начинается внушением им мыслей об их некомпетентности, замусоренности мозгов, порочности, духовном падении. Все проблемы человека, будь то сложности в семейной жизни, конфликты с начальством на работе, избыточный вес, используются для доказательства того, насколько человек слаб и порочен. В его сознание внедряются установки, что он сам виноват в том, что запутался в этой жизни, и без помощи секты самостоятельно ему уже не выпутаться. Для усиления эффекта может применяться публичное унижение человека перед группой.Как только жертва сломлена, она готова к следующему этапу.

Этап № 2. Замена личности

Данный этап заключается в навязывании жертве новой личности (система представлений, поведенческие схемы, эмоциональные реакции), которой заполняется образовавшаяся пустота. Новая личность «надевается» во время постоянных семинаров, различных ритуалов, в ходе неформального общения с участниками группы, чтения литературы, прослушивания обучающих mp3 файлов и просмотра видео.

Обучающие семинары проводятся с использованием гипнотических приемов воздействия на человеческую психику, отключающих сознание (см. Методы снижения активности сознания).

Монотонность речи, тихий убаюкивающий голос, регулярное повторение ключевых фраз, медленный темп речи вводят слушателей в состояние транса.

Несмотря на то, что лекторы «критикуют» задремавших слушателей и заставляют их чувствовать себя виноватыми, фактически легкая дрема создается целенаправленно, поскольку навязываемые установки легче проникают в подсознание.

Неофитам рассказывают, что внешний мир безобразен и невежественен. Невежество людей связано с тем, что они даже не знают о новом «учении», которое может спасти мир. Слушателям внушают, что только их «старая» личность и рациональный ум тормозят их фантастический прорыв в будущее.

Для этого необходимо лишь освободиться от устаревших представлений и поверить лидеру секты.Поначалу данные призывы звучат сдержанно, но постепенно становятся все настойчивее. Материалы, на основе которых строится новая личность, выдается постепенно, что улучшает его усвоение.

Людям рассказывают лишь то, что они в состоянии воспринимать на каждом этапе.Эффективной техникой, ускоряющей замену личности, является демонстрация «духовного знания». Так, на этапе сбора информации осуществляется негласный сбор сведений личного характера о вербуемом.

Затем, в необходимый момент, данная информация внезапно «всплывает» в сознании лидера, якобы в результате «духовное озарение». Подобный фокус укрепляет доверие человека к группе, которую возглавляет настолько духовно продвинутая личность.Слушателей специально разделяют на небольшие группы.

Тех, кто задает много вопросов, быстро изолируют от остальных. Сначала им пытаются «обломать рога», если же это не удается, просят покинуть группу.Процесс замены личности часто включает в себя групповые сессии, на которых участники группы исповедуются в прошлых грехах и рассказывают истории о текущих успехах.

Такие сессии, сплачивающие группу, одновременно обучают ее членов групповому конформизму. Используя метод кнута и пряника, группа осуждает или закрепляет мысли, поведение и эмоции ее участников.

Этап № 3. Замораживание новой личности

После того, как в сознание человека введена требуемая система убеждений, новой личности необходимо придать устойчивость. С этой целью, перед человеком ставится новая жизненная цель и дается новое дело.

Первая и основная задача «нового человека» состоит в том, чтобы отказаться от «прежней личности», которой приписываются всевозможные грехи и пороки.

Эффективно отдаляют от прошлого и одновременно укрепляют чувство принадлежности к секте исповеди, в ходе которых воспоминания новообращенного целенаправленно искажаются, а полученный им в прошлом положительный опыт, нивелируется.На данном этапе основным методом подачи информации является подражание.

Новичков попарно объединяют с опытными сектантами, которые должны восприниматься ими как образец поведения. Такой принцип, с одной стороны, льстит эго «ветеранов» и заставляет их всегда быть на высоте, с другой же стороны – у новичка пробуждается желание в будущем самому стать образцом для подражания.

Укреплению новой личности способствует наделение новобранца новым именем, смена одежды, прически, языка общения (использование в секте особой терминологии для обозначения тех или иных явлений).

На неофита зачастую оказывают сильное психологическое воздействие, вынуждая его отдать секте все свои денежные сбережения и имущество, что способствует обогащению группы и формирует материальную зависимость от нее ее членов. Каждого новичка стремятся как можно скорее подключить к вербовочной работе.

Исследования в области социальной психологии свидетельствуют, что ничто так сильно не укрепляет человека в собственных убеждениях, как попытка навязать их другим людям. Своего рода это является образцом самовнушением.В отдельных группах самофинансирование происходит за счет торговли. Когда последователи бегают под проливным дождем, продавая по диким ценам букетики на улице, они действительно начинают верить, что делают святое дело, что еще больше привязывает их к группе.Со временем членам секты доверяют обучение новичков. Таким образом, жертва сама становится палачом, увековечивая систему организации.

Источник: https://avernus.ru/raznoe/technologiya-zombirovaniya-lichnosti-primer-metodiki-psichologicheskogo-vozdeystviya-destruktivnich-sekt

Эксперимент Зимбардо

Эксперимент Зимбардо: идеологическая обработка обществом

С помощью тестов были отобраны 24 студента (только мужчины) Стэндфордского университета. Они не имели никаких выраженных черт агрессивности, не были склонны к противоправному и жестокому поведению, а интеллект имели не ниже среднего. По жребию группу разделили на две равные части. Половина должна была составить группу «заключенных», а вторая— их «надзирателей». «Тюрьму» оборудовали в подвале университета. Предполагалось, что эксперимент продлится около двух недель. Со всеми участниками был заключен контракт в соответствии с юридическими нормами штата и конституцией страны. Гарантировалась неприкосновенность личности. Замысел Зимбардо состоял в том, чтобы дать общие «условия игры» в тюрьму, которые бы никак не толкали участников к жесто-костям и противоборству. «Заключенные» определенно были лишены только одного права: покидать помещение «тюрьмы». «Надзиратели» же были обязаны отвечать только за то, чтобы «заключенные» не сбежали. По усмотрению «тюремной администрации» «заключенный» мог получить право читать, вести переписку и встречаться с родственниками, выходить на прогулку и т. п. Теоретически возможно было представить, что «заключенные» и «надзиратели» устроят двухнедельную студенческую пирушку. Зачем тратить силы и удерживать того, кто никуда не собирается бежать? Результаты, однако, превзошли самые мрачные ожидания. Зимбардо признался, что у него зародилось разочарование в природе человеческой. Вот как разворачивался сюжет:

«В первый день опыта атмосфера была сравнительно веселая и дружеская, люди только входили в свои роли и не принимали их всерьез. Но уже на второй день обстановка изменилась. «Заключенные» предприняли попытку бунта: сорвав свои тюремные колпаки, они забаррикадировали двери и стали оскорблять охрану.

«Тюремщики» в ответ на это применили силу, а зачинщиков бросили в карцер. Это разобщило «заключенных» и сплотило «тюремщиков». Игра пошла всерьез. «Заключенные» почувствовали себя одинокими, униженными, подавленными. Некоторые «тюремщики» начали не только наслаждаться властью, но и злоупотреблять ею.

Их обращение с «заключенными» стало грубым и вызывающим.

Один из «тюремщиков» до начала эксперимента писал в своем дневнике: «Будучи пацифистом и неагрессивным человеком, не могу себе представить, чтобы я мог кого-то стеречь или плохо обращаться с другим живым существом». В первый день «службы» ему казалось, что «заключенные» смеются над его внешностью, поэтому он старался держаться особенно неприступно.

Это сделало его отношения с «заключенными» напряженными. На второй день он грубо отказал «заключенному» в сигарете, а на третий — раздражал «заключенных» тем, что то и дело вмешивался в их разговор с посетителями. На четвертый день Зимбардо вынужден был сделать ему замечание, что не нужно зря надевать «заключенному» наручники.

На пятый день он швырнул тарелку с сосисками в лицо «заключенному», отказавшемуся есть. «Я ненавидел себя за то, что заставляю его есть, но еще больше я ненавидел его за то, что он не ест», — сказал он позднее. На шестые сутки эксперимент был прекращен. Все были травмированы, и даже Зимбардо почувствовал, что начинает принимать интересы своей «тюрьмы» слишком всерьез.

Так мало понадобилось времени и усилий, чтобы вполне благополучные юноши превратились во взаправдашних тюремщиков» .

Парадоксальность эксперимента состояла в том, что не было задано реального дефицита ресурсов. Конфликтующим сторонам собственно нечего было делить.

«Надзиратели» создали обширный свод ограничений для «заключенных», которые не были предусмотрены основными условиями «игры» по букве договора и часто противоречили его духу. Например, «заключенные» стали срывать шапочки и забаррикадировались в камере.

Но нигде не было сказано, что «заключенные» должны их носить: их просто надели на «заключенных» в начале эксперимента — и только! Если «заключенные» забаррикадировались — то тем лучше: еще меньше будет шансов, что они сбегут.

Но «надзиратели» вломились в камеру и водрузили-таки на поверженных затворников эти унылые, серые шапочки, которые делали их лица стандартными. Самоутверждение одной из враждующих сторон осуществлялось через унижение второй.

Причем шансы были неравны: у «надзирателей» существовал более широкий репертуар агрессивного поведения. В привычном сознании «надзиратель» и «заключенный» — это, конечно, антагонистические социальные роли. И такие неявные установки участников эксперимента могли оказать свое влияние на разыгрывание амплуа. Но столь легкий переход от игры к серьезной схватке заставляет задуматься.

Организаторы исследования, конечно, создали скрытые предпосылки конфликта. «Заключенные» и «надзиратели» были одеты в своеобразную униформу. Облачение «надзирателей» смахивало на мундир.

«Заключенные» же были вынуждены носить что-то похожее на рясу, да еще с пришитым к ней номером. Никто не обязывал обращаться к ним: «Номер пятый!», но желание возникло.

Никто не вынуждал их обзывать «бабами», но одежда-то «намекала».

В таких условиях бацилла конфликта размножалась как в питательной среде. Этим «естественным» предпосылкам ведения конфликта могли бы противостоять традиции большого мира: культура, этика, опыт выхода из затяжных схваток.

Но в рамках малой группы конфликт завершился катастрофой. Особенно зловещим было то, что самые агрессивные и непримиримые «надзиратели» задавали эталон «достойного» для их группы поведения.

Более умеренные и уравновешенные рисковали получить клеймо неполноценных службистов.

Источник: https://psyera.ru/eksperiment-zimbardo-1789.htm

Стэнфордский тюремный эксперимент — Психологос

Стэнфордский тюремный эксперимент — известный психологический эксперимент, который был проведён в 1971 году американским психологом Филиппом Зимбардо. Эксперимент представляет собой психологическое исследование реакции человека на ограничение свободы, на условия тюремной жизни, и на влияние навязанной социальной роли на поведение.

Если вы даёте человеку власть над кем-то беззащитным, кем-то униженным, именно тогда абсолютная власть развращает абсолютно.

Профессор Дэвид Уилсон, криминолог

Добровольцы играли роли охранников и заключенных и жили в условной тюрьме, устроенной в корпусе кафедры психологии. Заключенные и охранники быстро приспособились к своим ролям, и, вопреки ожиданиям, стали возникать по-настоящему опасные ситуации.

В каждом третьем охраннике обнаружились садистские наклонности, а заключенные были сильно морально травмированы, и двое раньше времени были исключены из эксперимента.

Несмотря на очевидную потерю контроля над экспериментом, только один из 50 наблюдателей, Кристина Маслач, выступила против его продолжения. Зимбардо закончил эксперимент раньше времени.

С точки зрения этики эксперимент часто сравнивают с экспериментом Милгрэма, проведенным в 1963 году в Йельском университете Стенли Милгрэмом, в прошлом соучеником Зимбардо.

Цели и средства

Исследование было оплачено военно-морским флотом США для того, чтобы объяснить конфликты в его исправительных учреждениях и в морской пехоте.

Участников набрали по объявлению в газете, и им предлагались 15 долларов в день (с учетом [инфляции сумма эквивалентна 76 долларам в 2006 году) за две недели участия в «симуляции тюрьмы».

Из 70 человек, отозвавшихся на объявление, Зимбардо и его команда выбрали 24, которых они сочли наиболее здоровыми и психологически устойчивыми.

Эти участники были преимущественно белыми мужчинами, принадлежащими к среднему классу. Все они были студентами колледжей.

Группу, состоящую из двадцати четырех молодых мужчин, поделили случайным образом на «заключенных» и «охранников». Что интересно, заключенным потом казалось, что в охранники берут за высокий рост, но на самом деле их честно набрали по жребию, подбрасывая монету, и между двумя группами не было никакой объективной разницы в физических данных.

Собственно условная тюрьма была устроена на базе кафедры психологии Стенфорда. Лаборант-старшекурсник был назначен «надзирателем», а сам Зимбардо — управляющим.

Зимбардо создал для участников ряд специфических условий, которые должны были способствовать дезориентации, потере чувства реальности и своей самоидентификации.

Охранникам выдали деревянные дубинки и униформы цвета хаки военного образца, которые они сами выбрали в магазине. Также им дали зеркальные солнечные очки, за которыми не было видно глаз. В отличие от заключенных, они должны были работать по сменам и возвращаться домой в выходные, хотя впоследствии многие участвовали в неоплаченных сверхурочных дежурствах.

Заключенные должны были одеваться только в нарочно плохо подобранные миткалевые халаты без нижнего белья и резиновые шлепанцы. Зимбардо утверждал, что такая одежда заставит их принять «непривычную осанку тела» и они будут испытывать дискомфорт, что будет способствовать их дезориентации.

Читайте также:  Брайан трейси тайм менеджмент : рецензия на книгу

Их называли только по номерам вместо имен. Эти номера были пришиты на их униформы, и от заключенных требовали надевать туго сидящие колготки на голову, чтобы изобразить бритые головы новобранцев, проходящих начальную военную подготовку.

Вдобавок они носили маленькую цепочку на своих лодыжках как постоянное напоминание о своём заключении и угнетенности.

За день до эксперимента охранники посетили короткое установочное заседание, но им не дали никаких указаний, кроме недопустимости какого-либо физического насилия. Им сказали, что обязанность — совершать обход тюрьмы, который они могут совершать так, как захотят.

Зимбардо на заседании сделал следующее заявление для охранников:

Создайте в заключенных чувство тоски, чувство страха, ощущение произвола, что их жизнь полностью контролируется нами, системой, вами, мной, и у них нет никакого личного пространства… Мы будем разными способами отнимать их индивидуальность. Все это в совокупности создаст в них чувство бессилия. Значит в этой ситуации у нас будет вся власть, а у них — никакой.

Участникам, которые были выбраны для того, чтобы изображать заключенных, было сказано ждать дома, пока их не «призовут» для эксперимента. Безо всякого предупреждения их «обвинили» в вооруженном ограблении, и они были арестованы полицейским департаментом Пало Альто, который участвовал в этой стадии эксперимента.

Заключенные прошли полную процедуру полицейского осмотра, включая снятие отпечатков пальцев, фотографирование и зачитывание прав. Их привезли в условную тюрьму, где произвели их осмотр, приказав раздеться догола, «очистили от вшей» и присвоили номера.

Результаты

Эксперимент быстро вышел из-под контроля. Заключенные испытывали садистское и оскорбительное обращение со стороны охранников, и к концу у многих из них наблюдалось сильное эмоциональное расстройство.

После сравнительно спокойного первого дня на второй день вспыхнул бунт. Охранники добровольно вышли на сверхурочную работу и без руководства со стороны исследователей подавляли мятеж, при этом нападали на заключенных с огнетушителями.

После этого инцидента охранники пытались разделять заключенных и стравливать их друг с другом, выбрав «хороший» и «плохой» корпусы, и заставляли заключенных думать, что в их рядах есть «информаторы». Эти меры возымели значительный эффект, и в дальнейшем возмущений крупного масштаба не происходило.

Согласно консультантам Зимбардо — бывшим заключенным, эта тактика была подобна используемой в настоящих американских тюрьмах.

Подсчеты заключенных, которые изначально были задуманы для того, чтобы помочь им привыкнуть к идентификационным номерам, превратились в часовые испытания, в ходе которых охранники изводили заключенных и подвергали физическим наказаниям, в частности заставляли подолгу совершать физические упражнения.

Тюрьма быстро стала грязной и мрачной. Право помыться стало привилегией, в которой могли отказать и часто отказывали. Некоторых заключенных заставляли чистить туалеты голыми руками. Из «плохой» камеры убрали матрацы, и заключенным пришлось спать на непокрытом бетонном полу.

В наказание часто отказывали в еде. Сам Зимбардо говорит о своей растущей погруженности в эксперимент, которым он руководил и в котором активно участвовал.

На четвертый день, услышав о заговоре с целью побега, он и охранники попытались целиком перенести эксперимент в настоящий неиспользуемый тюремный корпус в местной полиции, как в более «надежный».

Полицейский департамент ему отказал, ссылаясь на соображения безопасности, и, как говорит Зимбардо, он был зол и раздосадован из-за отсутствия сотрудничества между его и полицейской системой исполнения наказаний.

В ходе эксперимента несколько охранников все больше и больше превращались в садистов — особенно ночью, когда им казалось, что камеры выключены. Экспериментаторы утверждали, что примерно каждый третий охранник показывает настоящие садистские наклонности. Многие охранники расстроились, когда эксперимент был прерван раньше времени.

Впоследствии заключенным предложили «под честное слово» выйти из тюрьмы, если они откажутся от оплаты, большинство согласились на это. Зимбардо использует этот факт, чтобы показать, насколько сильно участники вжились в роль. Но заключенным потом отказали, и никто не покинул эксперимент.

У одного из участников развилась психосоматическая сыпь по всему телу, когда он узнал, что его прошение о выходе под честное слово было отвергнуто (Зимбардо его отверг, потому что думал, что тот пытается сжульничать и симулирует болезнь). Спутанное мышление и слезы стали обычным делом для заключенных. Двое из них испытали такой сильный шок, что их вывели из эксперимента и заменили.

Один из заключенных, пришедших на замену, № 416, пришел в ужас от обращения охранников и объявил голодовку. Его на три часа заперли в тесном чулане для одиночного заключения. В это время охранники заставляли его держать в руках сосиски, которые он отказывался есть.

Другие заключенные видели в нем хулигана. Чтобы сыграть на этих чувствах, охранники предложили другим заключенным выбор: или они откажутся от одеял, или № 416 проведет в одиночном заключении всю ночь. Заключенные предпочли спать под одеялами.

Позже Зимбардо вмешался и выпустил № 416.

Зимбардо решил прекратить эксперимент раньше времени, когда Кристина Маслач, студентка, не знакомая прежде с экспериментом, выразила протест против устрашающих условий тюрьмы после того, как она пришла туда провести беседы. Зимбардо упоминает, что из всех пятидесяти свидетелей эксперимента только она поставила вопрос о его соответствии морали. Хотя эксперимент был рассчитан на две недели, через шесть дней он был прекращен.

Выводы

Результаты эксперимента использовались для того, чтобы продемонстрировать восприимчивость и покорность людей, когда присутствует оправдывающая идеология, поддержанная обществом и государством. Также их использовали в качестве иллюстрации к теории когнитивного диссонанса и влияния власти авторитетов.

Эксперимент Зимбардо: идеологическая обработка обществом

Источник: https://www.psychologos.ru/articles/view/stenfordskiy-tyuremnyy-eksperiment

Теория разбитых окон и эксперимент Зимбардо

Давайте на минутку подумаем об изображении, проецируемом зданием с разбитым окном, которое занимает месяцы или даже годы. Вероятно, поскольку мы концентрируемся на этом, давайте представим, как рассматриваемое здание покрыто слоем пыли, а также тот факт, что оно плохо обслуживается. Вероятно, мы даже представляем, что это полностью заброшено.

Мысль о том, что многим пришло в голову: «больше никому нет дела». И эта мысль может быть опасной: поведение многих людей по отношению к рассматриваемому зданию будет изменено в зависимости от его восприятия. Это то, что предлагает теория разбитых окон , о котором мы будем говорить на протяжении всей этой статьи.

  • Статья по теме: «Стэнфордский тюремный эксперимент Филиппа Зимбардо»

Теория разбитых окон

Теория окон является хорошо известной теорией, связанной с криминологией, которая предлагает в основном наличие возникновения и заражения преступным поведением из восприятия актуальности или отсутствия релевантности стимула или элемента, с которым мы обращаемся. Таким образом, то, как мы воспринимаем то, что нас окружает, влияет на наше поведение по отношению к нему и может даже изменить наше представление о том, что является моральным, законным и законным в отношении того, что делается.

Изображение, которое название предлагает для теории, является четкой аналогией: существование разбитого окна подразумевает определенный отказ от рассматриваемого здания или транспортного средства, что снижает ответственность за то, что с ним происходит.

Аналогичным образом, представленные повреждения облегчают добавление, вначале понемногу, но со временем более заметного, других повреждений: это то, что происходит с заброшенными зданиями, в которые подростки и дети обычно бросают брусчатку, чтобы разбить остальную часть окна.

Нечестивость заразна Учитывая, что атака не важна и что никого не волнует .

Противоположность также может быть применима: хорошая забота об элементах, которые являются частью стимула, затрудняет, чтобы их считали недооцененными, и что однозначное поведение проявляется простой инфекцией.

Эта, казалось бы, простая теория, разработанная на криминологическом уровне Уилсоном и Келлингом в 1982 году по результатам эксперимента Филиппа Зимбардо, имеет глубокие последствия: именно восприятие того, что нас окружает, объясняет наше поведение по отношению к нему , Идея о том, что что-то имеет небольшую ценность или оставлена, облегчает преступность, а также тот факт, что были достигнуты очевидные недостатки, в отношении которых не было предпринято никаких действий (например, стена с граффити, которое не было стерто). способствует тому, чтобы другие тоже опирались на это), что необходимо принимать во внимание на институциональном уровне, когда речь идет о предотвращении некоторых видов поведения и в то же время оживлении некоторых районов городов.

И не только на криминальном уровне, но и во многих других смыслах эта теория может подтолкнуть нас к контролю нашего поведения о том, что и чего мы хотим (Не забывайте, что разбитое окно, хотя в этом случае оно может быть реальным стимулом, его также можно использовать в качестве метафоры).

  • Статья по теме: «Что такое социальная психология?»

Эксперимент Зимбардо

Теория разбитых окон возникла из эксперимента по социальной психологии, проведенного Филиппом Зимбардо в 1969 году.

Для этого у него было бы две машины в идеальном состоянии одинакового цвета, марки и модели в двух разных точках: Бронкс ( Район Нью-Йорка с очень небольшим количеством ресурсов, известных высоким уровнем преступности, особенно в то время) и Пало-Альто (богатый район Калифорнии с небольшим уровнем преступности). Оказавшись там, я бы оторвал номерные знаки и оставил двери открытыми, чтобы наблюдать за тем, что произошло.

Первоначально поведение, наблюдаемое у обоих, было различным. Автомобиль, припаркованный в Бронксе, был быстро ограблен Указанная машина практически уничтожена за несколько дней. К минусам, машина, припаркованная в Пало-Альто, оставалась целой и невредимой в течение недели.

Однако эксперимент продолжился: по прошествии этого времени Зимбардо решил атаковать автомобиль и нанести некоторый ущерб, включая разрыв одного из его окон, а позже удалился для наблюдения. С этого момента, видя явные признаки отказа от автомобиля, жители Пало-Альто вели себя так же, как и Бронкс: грабили и уничтожали.

Выводы эксперимента подтверждают теорию разбитых окон: ощущение, что что-то оставлено и что его судьба ни для кого не имеет значения, может вызвать поведение, которое может даже противоречить убеждениям тех, кто их выполняет, может достичь совершения преступлений или небрежности или невежества относительно того, что происходит с этим элементом.

Аналогичным образом, мы не можем не видеть, что то, что на первый взгляд и может привести к мысли о существовании бедности как элемента, вызывающего преступное поведение, оказалось ложным: действия, совершенные против автомобиля Пало-Альто, были и в этом случае покупательская способность тех, кто их совершил, была высокой. Хотя сегодня это то, чего не хватает очень немногим, в то время в социальном восприятии все еще сохранялся высокий уровень классицизма, который считал маловероятным, чтобы люди с высокими социально-экономическими позициями совершали преступления.

Теория, которая может быть экстраполирована на другие реальности

Теория разбитых окон был связан с преступностью и преступностью в форме грабежа, воровства и вандализма , но мы также можем наблюдать подобный эффект в мелочах повседневной жизни, которые мы не осознаем.

Это то, что происходит, например, в отношениях, игнорирование которых может привести к возникновению конфликтов и разрывов, эскалации насилия в борьбе между двумя людьми, если не установлен механизм контроля, или факту лжи, это может привести к необходимости вырабатывать все более и более сложную ложь и в то же время, чтобы другие не верили нам.

Было также отмечено, что на городском уровне наличие особых точек, где есть пренебрежение и пренебрежение, может привести к увеличению вокруг забытых районов и даже к совершению мелких преступлений. Примером этого могут служить районы, которые постепенно понизили свой социальный престиж, в некоторых случаях до тех пор, пока их не считают маргинальными.

Но в дополнение к вышесказанному это также может быть связано с гораздо более серьезными преступными действиями (хотя в этих случаях также требуется определенная составляющая отсутствия эмпатии, ценностей и ответственности).

Например, сегодня мы видим, как большинство людей систематически игнорируют нуждающихся, и даже в некоторых случаях они подвергаются нападкам и раздражениям.

Хотя последнее не является распространенным явлением, оно может быть связано с теорией разбитых окон: это тот, кого социально не замечают или не учитывают, кто-то брошенный обществом, что снижает уровень эмпатии и беспокойства к этому виду предмета. То же самое касается алкоголиков и наркоманов.

Это также то, что произошло с брошенными и бездомными животными (хотя в наше время общество не в большей степени осознает страдания животных). В течение всей истории часты сбои, нападения и преследования, которые даже положили конец жизни бедного животного, особенно если животное имело какую-либо деформацию или инвалидность.

Библиографические ссылки

  • Вейджерс, М .; Sousa, W. & Kelling, G. (2008) Разбитые окна. Экологическая криминология и анализ преступности. Великобритания Уильям Паблишинг.

Стэнфордский тюремный эксперимент—обман? (November 2019)

Источник: https://ru.yestherapyhelps.com/the-theory-of-broken-windows-and-zimbardo-s-experiment-14446

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector