Нарративная психология: что это такое и какие приёмы используются?

Нарративная психология: что это такое и какие приёмы используются?Нарративная (слово «нарратив» от англ. «рассказ») терапия – беседа, в которой люди описывают события своей жизни по-новому, тем самым абстрагируясь от привычных смыслов.

Каждый из нас на протяжении всей жизни сталкиваются с определенными жизненными ситуациями, дать трезвую оценку которым не всегда удается. Именно к такой мысли пришли, в частности, Майкл Уайт и Дэвид Эпстон, создатели нарративного подхода в психологии.

Они предлагают нам внимательно проанализировать не только жизненные ситуации, но ту точку зрения, которой мы обладаем на данный момент. Чем мы руководствуемся, когда выносим свое мнение, как незыблемый факт или вывод.

Что такое нарративная психология?

Когда рождается человек на свет, то у него нет никаких идей о том, что такое добро, а что такое зло; что такое радость, а что такое грусть. Это происходит из-за того, что мысленно мы не можем отдавать себе отчет в том, что конкретно мы переживаем. Ведь у нас еще не сформировался тот понятийный аппарат, которым мы будем пользоваться в процессе своей жизни.

С течением времени мы узнаем от своих родителей, кем мы являемся по половому признаку, семейному статусу, отношению к другим окружающим. Мы узнаем о своих качествах, которым обладаем: смелые или трусливые, трудолюбивые или ленивые, грубые или ласковые.

Таким образом, постепенно мы начинаем накапливать жизненный опыт и руководствоваться им в наступающих моментах нашей жизни.

Нарративная психология: что это такое и какие приёмы используются?

Основная мысль Майкла Уайта состоит в том, что по существу в жизнь человека присутствует большое количество событий, которые несут слишком противоречивый характер.

Исходя из этого, мы можем констатировать невозможность построения последовательного сюжета нашей жизни.

Поэтому не секрет, что очень часто на задворках нашего сознания находятся те главенствующие положения, которыми в свое время мы пренебрегли или которые просто проигнорировали.

Это может произойти из-за целого ряда причин:

  • навязывания общественного мнения;
  • специфики родительского воспитания;
  • ограниченности в интерпретации своего жизненного уклада;
  • внутренних переживаний жизненных утрат;
  • специфики темперамента и сложившегося характера;
  • уровня культуры социума, в котором мы живем.

Когда человек пытается наладить свой мыслительный процесс, то ему намного легче становится взглянуть жизнь с нескольких точек зрения.

Как достигается счастье?

Основное решение следующее: нарративные терапевты стараются отделить человека от тех проблем, с которыми он словно вжился.

Здесь обсуждается не то, какой человек (невнимательный, грустный, опустошенный), а что из себя представляет данная проблема (алкоголизм, наркомания, страх).

Таким образом, терапевт и пациент на равных пытаются проанализировать и решить проблему. Для этого во время терапии задаются следующие вопросы:

  1. Как проблема влияет на жизнь человека?
  2. Как убеждает его действовать соответствующим образом?
  3. Какой у человека есть опыт преодоления данной проблемы?

Нарративная психология: что это такое и какие приёмы используются?

При этом разрешение сложившейся ситуации заключается в отделении себя от проблемы.

Тактика терапевта

Нарративный психолог должен помочь человеку осознать свою проблему такой, какая она есть по существу. При этом здесь отсутствует какая-то идея того, как именно надо поступить, а как лучше не делать.

Эксперт в области психологии ненавязчиво дает оценить картину происходящего с другого ракурса, помогает оценить свои возможности и предпочтения, что дает возможность самому человеку разрешить сложившуюся ситуацию.

Абсолютно любой человек может воспользоваться помощью нарративного психолога, ведь жизнь каждого из нас полна проблем. Как правило, методы нарративной психологии довольно часто применяются в работе с:

  • родителями;
  • детьми;
  • людьми, которые потеряли жизненные ориентиры;
  • психически больными.

Критерии успеха

Нарративная психология: что это такое и какие приёмы используются?

Как правило, при нарративной работе результаты встреч не заставляют себя долго ждать. Но при этом каким-то людям необходимо собраться с мыслями, чтобы определиться со своими предпочтениями или чтобы достаточно развить новую историю своей жизни. Есть люди, которым нужно решить несколько задач или необходимо заняться самоанализом. В этих случаях встреч может быть больше. В любом случае во время нарративной беседы меняется опыт и история, благодаря изменению репертуар существующих до этого знаний.

Источник: https://www.psyportal.net/134860/narrativnaya-terapiya-v-psihologii/

Разбираемся в нарративной психологии. История, идеи, методы и отличия

Ты рассказываешь свою историю – попутно лечишь душевные болячки. Это нарративный метод в психологии, если совсем простыми словами. В статье раскрываем нарративную психологию с 4 составляющих: история зарождения, выжимка основных идей, методы работы и отличия от классических практик.

Что такое нарративная психология

Нарративная психология (по-другому — нарративная терапия, от английского «narrative» – то есть «повествование», «рассказ») — психотерапевтический подход, который использует модель нарратива как основной метод работы с клиентом. Люди рассказывают на сеансах истории из жизни, а врач помогает им осмыслить пересказанный опыт.

Выжимка основных идей нарративной психологии

Если убрать всю “мишуру” и выделить 1 значимое, то нарративных подход – история конкретного человека.

???? Под словом нарратив, в данном контексте, имеется в виду последовательность событий за период времени (нед/мес/годы), с общими сюжетом и темой. Клиент неспеша рассказывает.

А цель психолога здесь — помогать клиенту максимально подробно и ярко описать свою историю.

С точки зрения терапевтов, применяющих нарративный подход, накопленное человеком знание не всегда бывает объективным. Важно учитывать условия, в котором оно получается, осязать культурно-исторический и социальный контекст.

Истории каждого человека не статичны. Они условно состязаются между собой за право стать доминирующей. Некоторые из них способствуют развитию, а некоторые — наоборот встают непреодолимым препятствием. Последний случай характеризует наличие проблемы.

Другая особенность нарративной психологии — роль клиента. Клиент сам является экспертом, а терапевт только предлагает ему альтернативные направления, в которых может развиваться беседа.

Это помогает человеку ощутить свое влияние на жизнь, осознать, что существуют другие пути, по которым он способен идти.

В результате работы клиент строит нарратив так, чтобы он был предпочтителен для него самого.

Применяя концепции нарратива для группы людей, практик не ставит перед собой цель установить «ступени», по которым нужно подниматься, чтобы мнение обратившихся за помощью становилось важным. Никто не должен чувствовать себя неуслышанным.

4 метода работы в нарративном подходе

Чтобы усвоение было максимальным – от себя советую для каждого сразу придумать вымышленный пример, а так к делу – есть четыре главных метода нарративного подхода:

  1. Экстернализация. По-другому — вынесение проблемы вовне. В данном случае проблемный опыт выносится за рамки личности и представляется как отдельный элемент, не связанный со внутренними качествами. Клиент прослеживает, как проблема влияет на него — и как он влияет на нее сам.
  2. Деконструкция. Помогает человеку понять, что только он является автором своей истории. Рассматривается то, какая властная сила влияет на мнение человека о том, что нарратив клиента исходит из постороннего источника.
  3. Восстановление участия. Сторонние люди дают свою точку зрения на клиента и рассказанную им историю. Таким образом создается поддержка предпочитаемой альтернативной истории.
  4. Работа с внешними свидетелями. Клиент повествует историю сторонним свидетелям и узнает, какой они видят в услышанном посыл, как изменился для них образ человека с его принципами и ценностями. Также люди отмечают, в каких местах рассказанное перекликается с их опытом, что они нового узнали или осознали.

Чем отличается нарративный подход от других психологических практик

Классическая психология ставит во главу угла концепцию человеческого бессознательного, на которое клиент не влияет самостоятельно — для этого необходима обязательная помощь эксперта. Практики нарративной психологии считают умения и навыки главными помощниками в решении проблемы. Их позиция — каждый человек способен помочь себе сам.

Нарративная психология: что это такое и какие приёмы используются?

В работе с психологами часто ставится равенство между человеком и проблемами: «Я бесполезный», «Моя дочь – никчемная». Они становятся описанием, клеймом, которое воспринимается как унизительный диагноз. В нарративной терапии принято разделять клиента и проблему (метод экстернализации), при этом последняя становится не своеобразным эпитетом, а временным нарушением надежд или ценностей.

В традиционной психологии принято уделять внимание субъективным переживаниям человека — эмоциям, ощущениям, тогда как нарративная терапия опирается на действия клиента в проблемной ситуации.

Практик не ставит целью «огорошить» человека новым диагнозом, а помогает самостоятельно определить корень проблем, аккуратно подталкивая к нужному решению.

При этом «нужному» не с точки зрения терапевта, а с позиции клиента.

Историческая справка по нарративной психологии

Нарративная психология появилась почти 40 лет назад, на рубеже 1970-1980 годов. За основу такого метода были взяты идеи Льва Выготского, Виктора Тернера, Клиффорда Гирца и других именитых ученых в областях этнографии, психологии и биологии. (не будем усложнять, это можно погуглить дополнительно).

Создатели нарративной теории – Майкл Уайт и Дэвид Эпстон. Они совместно занимались консультациями по своей методике и обсуждали то, что у них получалось.

В базу легли личные наработки, плюс компиляция уже устоявшихся теорий. Как итог = новый подход, отличающийся от методов, принятых в традиционной психотерапии.

Нарративная психология: что это такое и какие приёмы используются?

Но сказать, что они уникумы – нельзя. Кроме Уайта и Эпстона в тот же отрезок времени о концепции нарратива писали работы как-минимум двое психологов: Теодор Сарбин («Нарратив как базовая метафора для психологии», статья 1986 года) и Джером Брунер («Жизнь как нарратив», в том же году).

Брунер вывел интересное суждение, что система мышления человека состоит из двух модусов: внеконтекстного и нарративного. Отсюда берет начало идея о важности осмысления опыта и переживаний людей.

В принципе, работа над теорией нарративного подхода расширила понимание психологии человека категорично!

В 1999 году в Австралии состоялась первая Международная конференция по нарративной терапии и работе с сообществами. В июле 2011 — десятая. При этом интерес к данному подходу сохраняется не только внутри конференций.

В большинстве регионов планеты публикуются новые книги и журналы, нарративный подход постоянно улучшает и развивает свои идеи.

Непопулярным он оказался лишь на территориях стран Северо-Африканского побережья Средиземного моря, Средней Азии и Аравийского полуострова.

Сообщества нарративных практиков существуют более чем в 40 странах. Идеи подхода используются в различных сферах: работа с семьями, работа для примирения подростков со взрослыми, работа в школах, работа с жертвами насилия.

Наибольшую полезность такая терапия принесла в четвертом случае, при работе с группами людей и отдельными клиентами, пережившими травмы. Другой слой общества, для которого оказался полезным именно нарративный формат терапии — меньшинства.

Отечественная нарративная психология появилась сперва в рамках семейной терапии, в конце 1990-х годов. Впоследствии получила развитие и применяется специалистами для разрешения проблем одиночных клиентов.

Чем занимается нарративный психолог

В первую очередь — внимательно слушает истории клиентов. Не перебивая, не пытаясь передать свои ценности, а мягко направляя к нужную сторону. Чтобы человек отдалялся от проблемы, психолог ведет с ним диалог на экстернализующем языке.

Трудность представляется не в связке с местоимением «я» («Я безответственный»), а как отдельный элемент («Есть проблема – безответственность»).

Нарративный психолог не занимается распутыванием клубка проблемы, а наводящими вопросами подводит человека к пониманию и самостоятельному решению сложившихся трудностей.

Практик должен подобрать правильную стратегию ведения беседы с клиентом.

Это не всегда удается с первого раза, но с более глубоким анализом рассказа человека постепенно экстернализующий подход калибруется и помогает двигаться в верном направлении.

Проблема с установлением контакта возникает из-за того, что клиент и сам не совсем верно понимает смысл проблемы или рассматривает ее недостаточно широко.

Клиент сам выбирает себе новую историю. Практик не вмешивается в этот процесс напрямую и не знает правильного выхода.

Важная особенность такой терапии — дать человеку создать новый путь самостоятельно, с учетом знаний сильных и слабых сторон, пользуясь имеющимися умениями и навыками.

Для нарративного психолога клиент (этот термин во взаимодействии практика и обратившегося за помощью даже не употребляется) — это человек с проблемой, а не проблемный человек. Отсюда исходит быстрое установление доверительных отношений.

???? Суть нарративной практики сводится к трем основным моментам: отделить жизнь от проблем; изменить взгляд человека на доминантное положение проблемы в своем нарративе; переписать историю на другую, в зависимости от желаний клиента.

Вывод. Что из этого извлечь для конкретной личности?

Нарративный подход отличается от традиционной психотерапии, однако идеи и методы в рамках такого подхода не только разрешают проблему клиента, но и дать ему возможность сделать это практически самому.

Читайте также:  Истории успеха бизнеса: топ лучших проектов мира

Это закрепляет проделанную работу и убеждает человека в том, что он способен направить свою жизнь так, как этого желает. Нарративная терапия помогает осознать клиенту степень ответственности за происходящее в каждой истории и прививает оптимистичное мышление насчет неразрешимости возникших трудностей.

Я считаю, что с темой нарративной статьи сильно перекликается Осознанность в жизни и настольно рекомендую уплотнить знания этой статьей. В том случае, если вы рассматривали вопрос с точки зрения “Как это применить для саморазвития?”

Источник: https://1timer.ru/aya-psihologiya/narrativnaya-psihologiya/

Нарративная терапия — просто — Психологос

Нарративная психология: что это такое и какие приёмы используются?

Что написано пером, того не вырубишь топором. Создатели нарративного подхода Майкл Уайт и Дэвид Эпстон не спорят с русской пословицей. Рассматривая жизни людей и их взаимоотношения как истории эти, на сегодняшний день уже всемирно известные и уважаемые австралийские специалисты, утверждают: «рубить» и не надо.

Достаточно посмотреть внимательнее, что написано — почитать под другим углом зрения, вглядеться в написанное мелким шрифтом, в скобках, сносках, х, в тех фрагментах нашей личной истории, которые мы в свое время предпочли не вписывать в главные сюжетные линии, но которые, тем не мене, никуда не делись, стоит только их вспомнить и заново вдохнуть в них жизнь.

Переписать историю своей жизни

«Нарратив» в переводе с английского означает «рассказ», «повествование».

Нарративная терапия – беседа, в процессе которой люди «перерассказывают», то есть рассказывают по новому, истории своей жизни.

Для нарративных терапевтов «история» это некие события, увязанные в определенные последовательности на некотором временном промежутке и приведенные таким образом в состояние наделенного смыслом сюжета.

Когда мы рождаемся, у нас нет никаких идей о том, какой смысл имеет ежесекундно получаемый нами опыт, нет названий тому, что мы переживаем. Мы не знаем, кто мы, где мы, что мы люди, вокруг нас родственники, над кроваткой игрушка, а сами мы, к примеру, довольны или голодны. У нас нет даже таких понятий, как «кто», «где», «вокруг», «Я», удовольствие и пр.

Постепенно от окружающих нас людей мы узнаем, что мы есть, у нас есть имя, мы мальчик или девочка, что мы капризничаем или ведем себя хорошо, что мы настойчивые или ленивые, плаксивые или чувствительные, умные или непослушные. Взрослые люди сообщают нам, что сейчас мы грустим, а в другой момент радуемся, что нам больно или смешно, тревожно или спокойно.

Так шаг за шагом мы формируем истории, о том, кто мы, и какова наша жизнь. А жизнь при этом продолжается, и каждому переживаемому мгновенью мы приписываем тот или иной смысл в соответствии с уже имеющимися у нас знаниями.

История жизни каждого человека состоит из множества переплетающихся сюжетов – о том, каков он, о его личной жизни, карьере, учебе, о его достижениях и разочарованиях, семье и увлечениях, желаниях и планах. При этом мы стремимся к тому, чтобы каждая сюжетная линия выглядела логично, и все они между собой были как-то согласованы.

Так, например, если у человека есть история о том, что он альтруист, филантроп и к тому же законопослушный гражданин, ему сложно будет совместить с ней историю о том, что он выбрал карьеру киллера и достиг в ней больших успехов.

А человеку, рано узнавшему, что он умный и прилежный мальчик, и что это очень хорошо, а затем в соответствии с этим знанием, присоединившим к нему новое, о том, что он талантливый ученик и целеустремленный юноша, легко будет себе объяснить, как он оказался в шапочке и мантии на церемонии вручения дипломов в Гарварде.

Тонкость состоит в том, что в жизни филантропа, наверняка, был момент, когда он стоял в час «пик» в вагоне метро зажатый малознакомыми телами и ненавидел все человечество, а гарвардский выпускник не раз не справлялся с заданиями и испытывал желание все бросить и выращивать цветы, просто наши герои не вписали эти события в истории своей жизни, сделав их как бы невидимыми, на время, а может и навсегда.

Одна из базовых идей Майкла Уйата состоит в том, что в действительности жизнь человека состоит из огромного количества событий, слишком противоречивых, чтобы из них можно было составить мало-мальски последовательный сюжет.

Поэтому мы преимущественно обращаем внимание на те события, которые подтверждают уже сконструированные нами доминирующие истории о нас, а многочисленные эпизоды, противоречащие этим главенствующим сюжетным линиям, отбрасываем и быстро забываем, видя в них необъяснимые «случайности».

Так, например девочка, у которой уже сложилась доминирующая история о том, что она стеснительная и замкнутая, запомнит, как она очень хотела участвовать в школьном спектакле, но побоялась вызваться, и пополнит этим эпизодом свою уже существующую историю.

Удивительно при этом, что не решилась вызваться девочка как раз под влиянием представлений о себе, как о замкнутой и стеснительной.

Летом этого же года эта девочка, отдыхая на даче, сама познакомилась и подружилась с уже сложившейся компанией ребят; за несколько месяцев до эпизода с театром она подала заявку на участие в телевизионном конкурсе; и, наконец, она постеснялась сказать о своем желании играть в спектакле, но это желание у нее было (!), а это не очень типично для замкнутых людей. Все эти эпизоды останутся как бы не удел, им нет места в ее главной истории о себе, они этой истории противоречат и поэтому для девочки – автора истории выглядят как отдельные, как будто «висящие в пустоте», не наделенные особым смыслом и поэтому быстро блекнущие строки.

Предположим, эта девочка выросла, ее история про замкнутость стала уже очень плотной.

Она приходит к нарративному терапевту и рассказывает, что неспособна проявить инициативу или даже откликнуться на ухаживания молодых людей, избегает принимать участие в корпоративных вечеринках, у нее мало опыта общения, и тревоги об этом недостатке опыта не дают ей наконец-то в общение вступить, в результате она недовольна своими успехами, как в работе, так и в личной жизни, и не знает как это можно изменить. Эта молодая женщина скажет терапевту, что она замкнутая и стеснительная с детства, и приведет в подтверждение своих слов уже знакомые нам эпизоды и еще сколько угодно им подобных. Терапевт же, задавая специальные вопросы, поможет нашей героине припомнить в деталях, наделить новым смыслом и соединить в новую историю многочисленные эпизоды из ее жизни, не вписывающиеся в ту проблемную историю нарративные терапевты называют историю, которую человек на данной момент считает для себя уже бесполезной проблемно-насыщенной, с которой она пришла.

Для того чтобы вместо проблемно-насыщенной истории «Я замкнутая, стеснительная, я не умею общаться» в сотрудничестве с терапевтом женщина смогла создать альтернативную историю, которую ей, предположим, захочется назвать «Я интересна другим людям, и они интересны мне», ей не нужно «меняться» в прямом смысле этого слова, как-то мучительно трансформируя своя «Я». Как мы уже поняли в ее жизни, в действительности уже в потенциале содержится много историй и бесчисленное количество событий, и она вольна выбирать какие события отобрать и какой смысл им придать, чтобы «сконструировать себя» предпочтительным для себя же образом.

В действительности, наши жизни мультиисторичны. Каждый момент содержит пространство для существования многих историй, и одни и те же события в зависимости от приписываемых им смыслов и характеров связей могут сложиться в разные сюжеты. Любая история не лишена некоторой степени неопределенности и противоречивости. И ни одна история не может вместить все жизненные обстоятельства.

Социум

Конечно, знанием о том, какой смысл приписать получаемому нами опыту владеют не только члены нашей семьи, это знание разделяется всем сообществом, в котором мы родились, нашим социумом.

Майкл Уайт очень любит французского философа Мишеля Фуко, и использовал многие его идеи при создании своего метода.

Мишель Фуко обратил внимание на то, что в разных обществах, в разное время идеи о том, что «нормально», что соответствует «здравому смыслу» или «само собой разумеется» сильно разнятся.

Нарративные терапевты полагают, что базовые, «общепринятые» идеи, которые люди обычно принимают за «законы жизни», «порядки вещей» и «вечные истины» о том, что есть человек и общество, в действительности меняются по ходу истории.

В каждом конкретном обществе, в каждый конкретный момент период истории существуют люди и социальные институты (наука, церковь, совет старейшин), определяющие, какое знание следует считать истинным — в том числе знание о том, что есть умственная патология, психическая норма и не норма, преступление, заболевание, сексуальность и пр.

Хотя эти знания выглядят как непреложные, «вечные» истины, на самом деле, когда-то их не было, затем люди договорились между собой что, Земля, к примеру, плоская. Дети этих людей, еще помнят, что «так решили отцы», а через несколько поколений все уже просто знают, что «это так».

А тот, кто думает, что «не так» – сумасшедший или дурак. Итак, в каждом обществе существуют какие-то доминирующие знания.

О том, что нормальный человек стремится к счастью, или о том, что счастье нас может ждать только в загробной жизни; о том, что красивая женщина обладает семью складочками на животе, или что у нее не должно быть живота вовсе; что приличный человек должен трудиться, или что уважаемый человек — это тот, кто как раз может себе позволить не работать; что дети это огромная ценность и большая радость, или что у них нет души и их можно сбрасывать со скалы; что одиночество это способствующее духовному развитию и открывающее дорогу к счастью благо, или признак ущербности и обязательное условие несчастья; что справится с проблемами человеку может помочь психотерапевт, духовник, друзья, алкоголь или партком.

Уайт вслед за Фуко полагает, что мы склонны принимать на веру и даже как бы сливаться с доминирующими историями нашей культуры, легко соглашаясь с тем, что они содержат истину о том кто мы, как нам понимать наш опыт и какими нам следует быть. И эти доминирующие знания скрывают возможности, которые могли бы предложить другие, альтернативные истории.

По мнению Майкла Уайта, люди приходят в терапию, когда доминирующие истории не позволяют им прожить свои собственные предпочтительные истории, или когда человек активно участвует в воплощении историй, которые он находит бесполезными.

На женщину, делающую одну пластическую операцию за другой, влияют несколько популярных в нашем современном обществе историй.

Что человек должен быть счастлив, что «женское счастье, был бы милый рядом», что чтобы достичь этого счастья надо обладать определенным телом, а то, каким это тело должно быть, подробно объясняется в средствах массовой информации.

Складочка жира для этой женщины начинает означать что она «ненормальная», печальные переживания по этому поводу только усугубляют это ощущение, потому что «норма» для человека быть счастливым, а отсутствие идеальной семейной жизни окончательно убеждает в том, что она совершенно неправильный человек и нормальные люди должны от нее только шарахаться. Женщине плохо, а значит история о необходимости достижения счастья посредством совершенного тела ей неполезна.

Если она придет к нарративному терапевту, то, беседуя с ней, он постарается сделать эти поддерживающие ее проблемную историю социальные знания и стереотипы видимыми.

Тогда она сможет обсуждать их влияние на себя, занять по отношению к ним более активную позицию, решить насколько они для нее полезны, и, возможно, обратится к каким-то другим альтернативным знаниям, не доминирующим в данный момент в ее культуре.

Складочка жира может означать все что угодно, например: «я способна хорошо о себе позаботиться», «я могу позволить себе и умею получать удовольствие», «я в себе уверена», «я готова к материнству», «складочка жира».

Таким образом, в ходе нарративной беседы меняется репертуар знаний, привлекаемых человеком для интерпретации его опыта, а, следовательно, меняется опыт и история.

Мы – не проблемы. Проблемы – это проблемы

Нарративные терапевты верят что, то, как мы мыслим, во многом, определяется языком, на котором мы говорим. Когда человек слышит «ты невнимательный», или сам про себя говорит «я эгоистичный», выглядит, так как будто проблема «Невнимательность» или «Эгоизм», является его неотъемлемой частью, он таков, а значит это он «проблемный», с ним что-то не так.

Читайте также:  Выход из зоны комфорта единственный путь развития

В этом случае визит к терапевту становится для человека грандиозным предприятием по изменению себя. Решиться на такое не просто, это по определению должно длиться долго и мучительно, и может потребовать весьма серьезных усилий.

Разговаривая с человеком так, как будто с ним что-то не так, даже во время терапии, мы только усиливаем его ощущение собственной «проблемности».

Майкл Уайт и Дэвид Эпстон считают, что если говорить о проблемах немного иначе, то с ними гораздо легче справиться. Нарративные терапевты отличают человека от его проблем, они не беседуют с проблемным человеком, а говорят с человеком о его проблеме.

При этом проблематизируется проблема, а не человек. Во время нарративной беседы мы говорим об Алкоголизме, Депрессии, Страхе контроля, Перфекционизме, Лени, Неусидчивости, Страхе одиночества и т.д.

, человек исследует, как проблема влияет на его жизнь, как убеждает его действовать тем или иным образом, каков его опыт и методы противостояния проблеме, как его планы и мечты отличается от планов Проблемы на его жизнь. Техника отделения человека от его проблемы называется экстернализация.

Она особенно полезна в работе с семьями, так как позволяет всем вместе бороться с отделенной проблемой, а не объединяться против «проблемного» члена семьи.

Очень легко отделяют от себя проблемы и еще легче расстаются с ними дети. Как только ребенок обнаруживает, что у него с Проблемой разные планы на жизнь, или что она врет, он с легкостью говорит проблеме «убирайся», и она уходит.

Это может быть Лень, мечтающая о том, чтобы он остался неграмотным и без друзей, со стареньким компьютером и всегда недовольными родителями. Лень, которая нашептывает ему, что он недостаточно умен, чтобы справится с домашними заданиями, а вокруг столько всего интересного, на что можно отвлечься.

Но сам мальчик мечтает стать программистом, ему нравится общаться и нужен новый компьютер. Он не раз успешно выполнял задания, и знает, что может быть умным, усидчивым, получать удовольствие от достижений и многое ему на самом деле интересно.

Лень обманывает его, утверждая, что он не переживет неудачи, неспособен на усилия, и поэтому лучше сразу «бежать».

Узнав как действует Проблема, родители могут помочь ребенку, решившему расстаться с такой Ленью, если будут более спокойно относится к его неуспехам и поощрять усилия.

Итак, во время нарративной терапии человек отделяет от себя свои проблемы, исследует их и пересматривает свои с ними отношения.

Позиция терапевта

Нарративные терапевты не считают себя экспертами в жизнях других людей. В нарративной теории отсутствует идея «нормы» и знания о том, каким человек или его отношения должны быть.

Сам человек выступает автором своей истории и экспертом в своей жизни, только он может решить, что для него предпочтительно.

Сотрудничая с человеком, терапевт может помочь ему определиться с предпочтениями, увидеть возможности, создать новую историю о себе и воплотить ее в жизнь.

Для кого?

Любой человек или группа людей может обращаться к нарративным практикам для разрешения своих сложностей. Сложности тоже могут быть любыми.

Нарративные методы широко применяются и в работе с очень маленькими детьми, при этом терапевт может использовать игрушки или рисунки. Богат опыт нарративной помощи людям, которым в нашем обществе присваиваются психиатрические диагнозы. Нарративный подход на сегодняшний день самое современное и ведущее направление в семейной психотерапии.

Этапы работы

Критерием эффективности в нарративной практике является решение самих людей, что они достигли своих целей. Поэтому в конце каждой встречи терапевт спрашивает, нужна ли людям следующая встреча и через какое время, по их мнению, им было бы полезно ее организовать. Иногда бывает достаточно одной беседы.

Чаще это может быть 3-10 встреч раз в неделю по 1-2 часа каждая. Иногда люди считают, что им полезно приходить раз месяц или реже, иногда несколько раз в неделю.

При нарративной работе значимые изменения должны начинаться довольно быстро, в то же время некоторым людям нужно время, чтобы определиться с предпочтениями, проверяя их в обычной жизни, или чтобы достаточно развить и «оживить» новую предпочтительную историю, тогда встреч может быть больше.

Есть люди, которые хотят решить несколько задач или заняться самоисследованием, этому также можно посвятить больше времени. Стоимость одной встречи колеблется от 50 до 100 у.е., обычно бывают возможны социальные скидки.

Нарративная психология: что это такое и какие приёмы используются?

Источник: https://www.psychologos.ru/articles/view/narrativnaya-terapiya—prosto

Что такое «нарративный подход в терапии и работе с сообществами»?

Нарративная психология: что это такое и какие приёмы используются?

статья Дарьи Кутузовой

Нарративный (от лат. narrare – повествовать, рассказывать) подход – одно из самых молодых, бурно развивающихся направлений в сфере терапии и работы с сообществами.

При переводе на русский язык мы сохраняем термин «нарративный» (а не «повествовательный», например), чтобы отличить этот подход от других направлений, ориентированных на работу с историями (М.Эриксон, Н.Пезешкиан, сказкотерапия и пр.

), — а также для того, чтобы представителям международного нарративного сообщества было проще узнавать друг друга.

Нарративный подход возник на рубеже 70-80 годов прошлого века в ходе сотрудничества австралийца Майкла Уайта и новозеландца Дэвида Эпстона.

В настоящее время сообщества нарративных терапевтов существуют более чем в 40 странах мира; опубликовано более 1000 статей; регулярно появляются новые книги, посвященные нарративному подходу; проводятся международные конференции; правительственные и международные организации дают гранты на проведение программ и проектов в русле нарративного подхода. Нарративные идеи и методики применяются в различных сферах – в индивидуальном консультировании, работе с семьями, работе в школах, при проведении примирительных программ с подростками и взрослыми, при реабилитационной работе с пострадавшими от различных форм насилия, в экстремальных ситуациях, — и диапазон применения неуклонно расширяется.

Исторически первым, что привлекло внимание «терапевтической общественности», была успешная работа со сложными проблемами, порой считавшимися неизлечимыми.

Отделение проблемы от человека, вынесение ее вовне (экстернализация) позволяло воплотить в жизнь «шаловливый подход к серьезным проблемам», таким, как страхи, навязчивые состояния, анорексия, энкопрез, слуховые галлюцинации и пр.

Если человек и проблема не суть одно, то тогда для того, чтобы преодолеть проблему и последствия ее жизнедеятельности, не надо бороться с человеком. Современная культура настойчиво предлагает людям поверить, что неспособность справляться с проблемами – признак какого-то «недостатка в конструкции» человека, какой-то постыдной дефективности или слабости воли.

Экстернализация позволяет если не полностью избавиться от стыда и чувства вины, связанных с проблемой, то, по крайней мере, ослабить их. В результате человеку становится проще взять ответственность за собственную жизнь, почувствовать себя вправе выбирать предпочитаемое направление развития.

Человек чувствует себя знающим, начинает лучше осознавать свою позицию по отношению к собственной жизни, к проблеме и ее последствиям, к социальным предписаниям. Если мы представляем, что проблема не внутри того или иного человека, это способствует сотрудничеству, объединению людей друг с другом для того, чтобы что-то сделать с проблемой. В силу этого часто происходит «растворение» сопутствующих конфликтов.

Однако нарративный подход отнюдь не исчерпывается экстернализацией. Нарративный подход – это больше, чем просто набор техник. Это мировоззрение; заняв соответствующую мировоззренческую позицию, можно изобретать новые техники в соответствии с требованиями контекста.

В чем же состоит нарративное мировоззрение? В первую очередь, можно сказать, что оно отличается от модернистского. Нарративные терапевты верят, что «объективная реальность» непостижима непосредственно. В нашей жизни и в культуре сосуществуют различные описания реальности.

Они не «истинные» или «ложные», а более или менее согласованные и правдоподобные. Они в той или иной мере открывают (или закрывают) людям возможности жить предпочитаемой жизнью, и тем самым представляют собой власть. Любое знание есть знание с определенной позиции.

Необходимо учитывать социальный, культурный и исторический контекст, в котором порождается знание.

Эти описания реальности поддерживаются и воспроизводятся разными сообществами. Человек не является изолированным индивидуумом, он является частью сообществ, он «узел отношений», точка интерференции разных смысловых влияний.

Некоторые описания поддерживаются сообществом особенно интенсивно. Это доминирующие дискурсы. Они проявляют власть, давая определения «правильного» и «достойного» образа жизни. Все то, что им не соответствует, вытесняется на обочину жизни, т.е.

маргинализуется.

Жизнь каждого человека полиисторична. В ней состязаются за привилегированное положение разные истории. Какая-то из них доминирует. Если доминирующая история закрывает человеку возможности развития, можно говорить о существовании проблемы.

Однако всегда есть опыт, не включенный в истории. Из него можно собрать истории, альтернативные доминирующей, и выяснить, какая из них является предпочитаемой.

«Исключения» из проблемной истории в нарративном подходе называются «уникальными эпизодами«.
Так как нет истинных, правильных для всех историй, терапевт не может знать, что такое «правильное» развитие вообще и для данного человека в частности.

Терапевт – не эксперт по жизни клиента, в этом клиент сам является экспертом.

Позиция терапевта — децентрированная и влиятельная. Это означает, что в центре разговора – клиент, его ценности, знания, опыт и умения. Терапевт своими вопросами может преумножать возможности и создавать пространство для прославления различий. Терапевт очень отчетливо осознает отношения власти и противостоит злоупотреблению властью в любых формах.

Важные принципы нарративного подхода – забота о том, кто обращается за помощью, и неэкспертная позиция терапевта. Терапевт умеет определенным образом задавать вопросы, но он не является экспертом по тому, в каком направлении и каким образом человеку следует двигаться в жизни.

Человек сам является экспертом по собственной жизни. Поэтому нарративный терапевт (или «практик», как многие из них предпочитают себя называть) не навязывает тому, кто обратился за помощью (слово «клиент» тоже не употребляется) никаких методов, которые сам считает правильными.

Скорее, терапевт постоянно просит его выбрать из нескольких возможных альтернативных направлений развития беседы тот, который больше всего подходит, представляется наиболее интересным, перспективным и полезным.

В результате человек укрепляет контакт с тем, что для него важно в жизни – с ценностями, принципами, мечтаниями и добровольно взятыми на себя обязательствами, воплощаемыми в предпочитаемых историях его жизни.

При работе с теми, кто пережил насилие и травму, нарративный терапевт не будет заставлять клиента заново переживать травмирующий опыт ради «отреагирования эмоций»; он постарается создать безопасный контекст, чтобы этот опыт был вписан в историю человека, в осмысленную преемственность его жизни как эпизод, имеющий начало и конец. При этом акцент будет ставиться на так называемое «двойное описание», или «описание с обеих сторон» — не только на историю страдания, но и на историю выживания.

«Неэкспертность» терапевта, акцент на уважительное любопытство в отношениях с людьми задает исключительную неиерархичность и инклюзивность нарративного сообщества. В нем нет «лестницы», по которой необходимо залезть, чтобы тебя посчитали стоящим человеком, а твое мнение – достойным внимания.

В сообществе принята этика заботы о коллегах, а не этика контроля; принято вкладывать много сил и внимания в то, чтобы никто не чувствовал себя лишним, ненужным, игнорируемым, — в этом воплощается особый акцент на «общность», коммунитарность, в противовес индивидуалистической направленности доминирующей культуры.

Даже когда мы работаем с человеком индивидуально, это все равно так или иначе работа с сообществом, в которое человек включен.

Цель нарративной терапии — создать пространство для развития альтернативных, предпочитаемых историй для того, чтобы человек почувствовал себя способным влиять на собственную жизнь, в большей степени автором предпочитаемой истории своей жизни и стал бы воплощать ее, привлекая и объединяя «своих» людей в сообщество заботы и поддержки.

Основная форма работы в нарративном подходе — пересочинение истории, (вос)создание авторской позиции (re-authoring) посредством вопросов, направленных на развитие «хорошей» истории.

С литературной точки зрения хорошая история – это такая история, в которой персонажи и события описаны насыщенно, а не тонко (через описание поступка, а не называние качества); есть описание с разных точек зрения; отражены не только действия героя, но и его намерения/переживания/ценности и пр.; имеются бреши и пробелы в изложении сюжета – чтобы читатель мог достраивать сам. В рамках устной культуры «хорошая» история ориентирована на конкретную аудиторию и вызывает у нее резонанс, создавая общее переживание; вовлекает слушателей и влияет на них; помогает хранить знание о важном; реорганизует знакомое и привычное так, что становится возможным знать нечто новое.

Читайте также:  Качества руководителя: оценка и развитие личности управленца

Основные приемы нарративного подхода: 1) экстернализация (мы уже немного поговорили о ней выше); 2) деконструкция; 3) восстановление участия (re-membering); 4) работа с внешними свидетелями (церемония признания самоопределения); 5) написание писем, создание летописей, памяток и грамот; 6) развитие сообществ (в т.ч. виртуальных)

Экстернализация, или вынесение проблемы вовне, включает позиционирование проблемы в качестве антагониста в рамках нарративной метафоры. При этом исследуется влияние проблемы на человека и влияние человека на проблему. Человек определяет свою позицию по отношению к проблеме и осознает, почему эта позиция такова.

При проведении деконструкции осознается, исследуется и опротестовывается попытка других людей и сообществ быть автором истории данного человека; исследуется контекст возникновения дискурсивных предписаний, отношения власти, в т.ч. то, кому выгодно существование подобных предписаний.

Восстановление участия состоит в том, что к работе (реально или виртуально) привлекаются другие люди и персонажи, дающие дополнительную точку зрения на человека и его историю, чтобы создать сообщество поддержки для предпочитаемой истории. Исследуется роль человека в их жизни и их миссии.

Работа с внешними свидетелями, церемония признания самоопределения, или соприкосновение жизней общими темами – особый способ продвинуть развитие сюжета предпочитаемой истории.

Слушателей истории расспрашивают о том, что у них отозвалось, какой образ протагониста, его ценностей, намерений и умений создался; почему их привлекли именно эти слова и выражения, какой их личный опыт откликается; чему их учит эта история, на что она их сподвигает.

Нарративный подход – одно из немногих терапевтических направлений, творчески использующих в работе с людьми письменное слово. Поэтому написание писем, создание сертификатов, грамот и прочих удостоверений идентичности выделяется в отдельный прием.

Работа с сообществами – важное и быстро развивающееся направление нарративного подхода.

Здесь часто используются приемы искусства и структурированные упражнения для того, чтобы люди вновь обрели надежду и веру в то, что они способны справиться с тяжелыми жизненными ситуациями.

Организация виртуальных сообществ («лиг») помогает аккумулировать знания и опыт преодоления тяжелых проблем и их последствий, а также освобождает терапевта от бремени экспертного знания.

Нарративный подход изначально был ориентирован на работу с маргинализованными группами населения, с теми, кто «оттеснен на обочину жизни» доминирующим большинством.

Многие так называемые «психологические проблемы» во многом поддерживаются предрассудками общества, стереотипами, социальной политикой, а также «необходимостью» постоянно сравнивать себя с явно и негласно навязываемыми стандартами. Возвращение проблем «на место», т.е.

в социально-культурное пространство, ведет к тому, что работа часто оказывается краткосрочной, что важно при работе терапевта в государственных учреждениях.

Ответственность терапевта и преподавателя нарративного подхода – в первую очередь перед теми, для кого он работает, т.е. перед людьми, которые приходят на консультацию. Нарративные терапевты очень внимательно относятся к тому, как на их работу влияет привилегированное положение.

Нарративный подход возник как протест против «психотерапевтической колонизации» Австралии и Новой Зеландии североамериканскими школами и направлениями; это был «австралийский путь».

Распространение нарративного подхода за пределами Австралии (и даже шире – за пределами англоязычной культуры) ставит перед членами нарративного сообщества новую задачу: как перевести, пересказать, переложить идеи и практики таким образом, чтобы сохранился их дух, но при этом был бы учтен местный культурно-исторический контекст, традиции и обычаи локальной культуры? Это вопрос, на который нет и не может быть единственно правильного ответа, это приглашение к дискуссии и совместному творчеству. Как перевести с английского придуманные Уайтом неологизмы?.. Есть ли в России доминирующая культура, или сосуществует много разных субкультур?.. «Пересочинение» подхода на русском языке – увлекательное путешествие, приключение, и мы приглашаем читателя поучаствовать в нем.

Источник: https://narrlibrus.wordpress.com/2009/03/11/what-is-narrative/

Нарративная психотерапия

Определение 1

Нарративная психотерапия – это вид психотерапии, в основе которой лежит техника нарратива, что в переводе с английского языка означает «рассказ».

Нарративная психотерапия обязана своим появлением новозеландскому и австралийскому психологам Дэвиду Эпстону и Майклу Уайту. В 1990 году они издали книгу с названием «Нарративные средства достижения терапевтических целей».

Именно они выделили ее в отдельный вид психотерапии. В книге рассказывается о том, почему истории человека – это важно.

Также упоминается о том, что специалист должен обращать внимание на то, в какой манере человек ведет свой рассказ, что для него важно, какие моменты он считает положительными, какие отрицательными.

Однако метод нарратива и его идеи использовались специалистами задолго до возникновения самой нарративной психотерапии.

Что такое нарратив?

Определение 2

Нарратив – это языковой акт, в ходе которого человек рассказывает связанные между собой истории о себе, событиях, которые происходили в его жизни.

Нарративная психология: что это такое и какие приёмы используются?

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

На основании услышанного психотерапевт делает анализ состояния своего пациента, помогает решить ему его проблемы и разработать план по улучшению его жизни. Грамотный специалист задает человеку наводящие вопросы, которые помогут человеку раскрыться и рассказать все, что его тревожит.

Суть нарративного подхода

Когда человек только появляется на свет, он не наделяет предметы оценкой. Для него не существует границ между хорошим и плохим, правильным и неправильным.

По мере того, как человек проявляет свою активность в обществе, формируется его отношение к людям и их поступкам, возможность анализировать ситуации, происходящие с его участием и без, что способствует формированию собственного мировоззрения.

Человек держит у себя в голове события, происходящие в его жизни, опыт, который он получил, то, как он себя чувствует, какие планы на будущие ставит, какие цели имеет.

Однако не каждое событие можно объяснить с точки зрения логики, часто происходят такие вещи, которые человеку трудно осознать и принять. Именно поэтому он не воспринимает их, выталкивает их за границы своей памяти и даже игнорирует.

Причины этого могут быть следующие:

  • слишком строгое воспитание;
  • особенности личности (характер и темперамент);
  • переживание горя из-за потери близкого человека;
  • ограниченность развития мировоззрения;
  • навязывание общественного мнения;
  • уровень культуры окружения.

Описание подхода

Основная форма работы с человеком заключается в беседе. Он рассказывает о том, что происходит и происходило в его жизни именно так, как все это воспринимал в то время, когда эти события случались. Психотерапевт может задавать вопросы для уточнения деталей, чтобы составить более точный план решения проблемы.

Терапевты, применяющие на своей практике нарративную психотерапию, в отличие от специалистов других направлений в психотерапии и психологии, разделяют человека и его личностные качества и рассматривают их по отдельности.

Если человек считает себя трусливым и завистливым, то это заставляет самого человека жить с этими качествами и не искоренять их, так как преодоление отрицательных черт характера требует больших сил и стремлений. Гораздо легче оставить все как есть.

Нарративный подход отделяет трусость и зависть от человека, помогает почувствовать себя в безопасности. Специалист дает понять, что все хорошо, что человек на самом деле хороший и что нет такой проблемы, которую нельзя решить.

В нарративной практике психотерапевт внимательно слушает клиента и по ходу разговора задает уточняющие вопросы.

Его задачей является не решение проблемы пациента, а именно предоставление возможности самому пациенту найти решение. Ведь никто другой не знает, что лучше именно для этого отдельно взятого человека, чем он сам.

Никто не должен решать за него, что довольно часто делают специалисты других направлений психотерапии.

Возможности нарративной психотерапии

Многие проблемы, которые другие виды психотерапии считают «неизлечимыми», на деле требуют нарративной психотерапии.

Нарративная психотерапия решает следующие проблемы:

  • семейные – отношения между родителями и детьми, супругами, близкими и дальними родственниками, отношения в неженатой паре;
  • внутриличностные – проблемы с самооценкой, низкой концентрацией, наличие страха, фобий, стыда, потеря смысла жизни;
  • организационные – создание хороших отношений в сообществах и организациях, обучение избегать конфликты;
  • социальные – работа с несоблюдением и притеснением прав человека, с насилием, с пострадавшими в авто- и авиакатастрофах и стихийных бедствиях, поддержка родных и близких пострадавших.

Также нарративная психотерапия оказывает помощь людям, страдающим от смертельных заболеваний.

Замечание 1

Люди, прошедшие сеансы нарративной психотерапии, обретают внутреннюю свободу, даже если сама болезнь не исчезает. Они учатся с ней жить, а не выживать.

Нарративные практики

Подход нарративной психотерапии помогает человеку начать активную борьбу с его проблемой, находить способы ее преодоления, быть над проблемой, а не под ней.

Человек не смиряется с плохим собой, а рассматривает возможности, как можно улучшить себя, чтобы стать хорошим.

Человек сам старается найти выход из сложившихся обстоятельств, что заставляет его отвечать за свои действия и последствия. Теперь от чувствует себя ответственным за свою жизнь.

Нарративный подход – сравнительно молодой метод в психотерапии. Но, не смотря на это, его уже используют в 47 странах мира, его применяют около 50 тысяч практиков, а люди делятся своими положительными результатами после прохождения сеансов нарративной психотерапии.

В России специалистов, придерживающихся нарративной психотерапии больше 1000, но число последователей растет с каждым годом. Каждый год проводятся конференции, в том числе и международные.

На тему нарративной психотерапии регулярно предоставляется новая информация, издаются книги и журналы, а также переводятся материалы с зарубежных источников.

Источник: https://spravochnick.ru/psihologiya/psihoterapiya/narrativnaya_psihoterapiya/

Что такое нарративная практика?

  • Олеся Симонова
  • нарративный практик
  • Организатор программы обучения нарративной практике.
  • Ведущая очной программы «Нарративная Мастерская» и дистанционной программы обучения нарративной практике.
  • Глава психологической службы благотворительного фонда психологической поддержки «Будущее Сейчас».
  • Практикующий терапевт.

Нарративный подход относительно молод – ему всего около 30 лет.

Его основателями принято считать австралийца Майкла Уайта и новозеландца Дэвида Эпстона. Первого, к сожалению, уже нет в живых – он умер в 2008 году. Второй — до сих пор жив и продолжает плодотворно работать.

К моменту знакомства в 1982 году у каждого из этих психологов уже были некоторые собственные идеи, объединение и дальнейшее развитие которых привело к появлению нового направления в психологии.

Майкл и Дэвид вместе консультировали семейные пары и отдельных людей порой по несколько часов в сутки, а потом бурно обсуждали — что они сделали и к чему это привело. Такая совместная увлеченность работой и положила начало нарративному подходу.

История, как центральное понятие нарративного подхода

Иногда люди, впервые услышав о нарративном подходе, спрашивают: — Что значит – нарративная практика? Там психолог истории рассказывает? Действительно, слово «narrative» в переводе с английского означает «рассказ, повествование». Но истории в нарративном подходе рассказывает не психолог, а человек, который к нему обратился за помощью. Терапевт же слушает эти истории потому, что основная идея нарративного подхода заключается в том, что рассказывая истории о себе, человек осмысляет свой жизненный опыт. Люди это знают интуитивно, и всегда при встречах рассказывают друг другу о том, что с ними произошло — истории из своей жизни или пережитый опыт: — Ой, что вчера было! Сейчас расскажу!

В нарративном подходе история – это последовательность во времени событий, связанных единой темой и сюжетом.

Данное определение ясно демонстрирует связь этого нового подхода в психологии с литературой и искусством — по сути, там его корни. Само понятие «история» пришло в психологию из литературы.

Мы организуем наш опыт и память в основном в форме нарративов – историй, мифов.

…Нарратив не просто отображает и имитирует жизнь, он ее конструирует.

…Жизнь, вероятно, самое большое произведение искусства, которое мы творим.

Джером Брунер, американский психолог, 60-е годы ХХ века

Этому удивительному человеку 1.10.2015 г исполнилось 100 лет! Именно его идея о том, что люди осмысляют свой опыт и передают его другим, озвучивая в виде историй, легла в основу работ Майкла Уайта и Дэвида Эпстона, а впоследствии стала ключевым моментом нарративной практики.

Нарративная психология: что это такое и какие приёмы используются?

Джером Брунер

Источник: https://narrative.team/aboutnarrativepractice

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector